представляю информацию по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. на
 
 
Меню
Раздел Образование
Реклама
         
 Главная
 Библиотека
 Видеоматериалы
 Законодательство
 Мед. реабилитация
 Проф. реабилитация
 Соц. реабилитация
 Дети-инвалиды
 Советы по уходу
 Образование
 Трудоустройство
 Физкультура
 Инваспорт
 Автотранспорт
 Инватехника
 Творчество
 Знакомства
 Секс
 Персональные сайты
 Сайты организаций
 Консультации
 
Поиск по сайту
 

Программы
 
Программы для работы с сайтом: Download Master, WinRar, STDU Viewer и форматы книг. Подробнее...
 
Объявления
 
 
Помощь сайту
 
WebMoney-кошелёк R102054310579
  Яndex-кошелёк 41001248705898
 
Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. - информация для инвалида-колясочника.
 
Ваш баннер
 
Рейтинг@Mail.ru
Tatarstan.Net - все сайты Татарстана
Rambler's Top100
 
 

Проблема доступности высшего образования для инвалидов

Высшее образование инвалидов в России: базовая информация
Реализация прав инвалидов на образование сопряжена с целым рядом проблем, свя­занных с реформированием системы образования и социальной политики в отношении к инвалидам [1]. С 1930 по 1960 гг. открылись первые специализированные программы в технических вузах, ориентированные на отдельные виды инвалидности, в том числе в МВТУ им.Баумана, Северо-Западном политехническом институте в Ленинграде, однако эта проблема являлась периферийной для государственной политики, общественного мне­ния и системы управления высшей школой в целом. Начиная с 1960-х гг., ряд центральных вузов принимает инвалидов на групповое и индивидуальное обучение (Институт культу­ры, Мухинское высшее училище, Ленинградский государственный педагогический инсти­тут им.А.И.Герцена, Ленинградский государственный университет, Ленинградский поли­технический институт), расширяется количество специальностей. С принятием Федераль­ного закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (1995), впервые целью государственной политики объявляется не помощь инвалиду, а «обеспечение инва­лидам равных с другими гражданами возможностей в реализации гражданских, экономи­ческих, политических и других прав и свобод, предусмотренных Конституцией РФ». В России реализуется целый ряд федеральных целевых программ, посредством которых не­сколько вузов получили целевое финансирование на укрепление материально-технической базы высшего образования инвалидов [2]. Это позволяет увеличить прием инвалидов в вузы, расширить количество и вариативность образовательных программ, в том числе гуманитарного профиля.
Примеров вузов, в которых реализуются целевые программы подготовки студентов- инвалидов, не так много, но их число постепенно растет. До 2000 г. только три уполномо­ченных вуза (МГТУ им.Баумана, Московский институт-интернат и Новосибирский госу­дарственный технический университет) предоставляли специальные образовательно- реабилитационные программы для студентов-инвалидов в форме госзаказа [3, 4, 5]. В со­ответствии с постановлением Правительства Российской Федерации, продолжается созда­ние и оснащение этих и ряда других модельных центров среднего и высшего профессио­нального образования и другие меры по профессиональной реабилитации инвалидов. Кроме упомянутых выше трех вузов, среди тех, что ведут образовательные программы для инвалидов по госзаказу, следует назвать Красноярский торгово-экономический институт,
Московский городской педагогический университет, Российский государственный педаго­гический университет им.Герцена Санкт-Петербурга.
Следует отметить, что помимо тех программ, которые поддержаны Министерством образования РФ, существуют и первопроходцы, которые по собственной инициативе и при грантовой поддержке реализуют разные модели высшего образования инвалидов. Так, в Челябинском государственном университете с 1992 г. обучались инвалиды, сначала в форме эксперимента, а с 1995 г. вуз перешел к систематической работе по созданию усло­вий для студентов-инвалидов. В 2001 году в 299 вузах системы Минобразования РФ обу­чаются 11073 студента-инвалида, в том числе в политехнических - 4454 чел.; в классиче­ских университетах - 3591 чел.; в педагогических вузах - 2161 чел.; экономических - 840 чел. При этом, по данным управления специального образования Министерства образова­ния РФ, число таких студентов распределено в этих вузах неравномерно: в четырнадцати - более ста, в 52 высших учебных заведениях обучается от 50 до 100 инвалидов, а количест­во студентов с инвалидностью во всех остальных вузах - до нескольких десятков. Число студентов-инвалидов в российских вузах продолжает расти: с 5,4 тыс. человек в 2002 г. до 14,5 тыс. в 2003 г. В период с 1996 до 2003 удельный вес инвалидов среди студенчества вырос с 0,08 до 0,4%. Это положительная тенденция, хотя до европейского уровня здесь еще далеко (во Франции доля инвалидов среди студентов составляет 5%). Отметим, что статистика поступления в вузы инвалидов в России не учитывается при подсчетах рейтин­гов вузов, в отличие от показателей конкурса и объема внебюджетных средств, тогда как в Великобритании, например, от количества студентов, представляющих социальные груп­пы бедных, мигрантов, инвалидов, а также от наличия программ подготовки этих абитури­ентов к поступлению в вуз зависит объем целевого бюджетного финансирования.
В соответствии с подходом Министерства образования России, студент и инвалид - это два разных статуса, предполагающих дополняющие друг друга отношения между ин­дивидом, вузом и государством [6]. В связи с этим высшее образование инвалидов в целом представляется развивающимся по двум сценариям. В первом случае студент с инвалидно­стью имеет в вузе статус обычного студента со всеми вытекающими отсюда плюсами и минусами. Положительные стороны подобной ситуации связаны, скорее, с моральной точ­кой зрения, которую транслируют сами инвалиды: речь идет о том, чтобы к инвалидам от­носились так же, как и ко всем остальным, так как это означает реальное равенство, ува­жение человеческого достоинства, партнерство. Вместе с тем, при таком развитии событий многие студенты с инвалидностью оказываются исключенными из учебного процесса в силу неприспособленности вузовского образовательного пространства к их особенностям.
Во втором случае студент с инвалидностью имеет в вузе статус не только студента, но и инвалида. Это отражается в учебных планах, методах преподавания, расчета нагрузки и особенностях штатного расписания высшего учебного заведения, а также в том спектре услуг и приспособлений вузовской среды, которые позволяют абитуриенту, а впоследст­вии студенту-инвалиду обучиться навыкам учения, поведения в интегрированной среде, беспрепятственно добраться до нужного места в вузе, иметь доступ к специальной технике и библиотеке. Эти особые условия обеспечиваются при поддержке Министерства образо­вания и регионального бюджета.
И все же, получению качественного высшего образования инвалидами препятствуют множественные структурные ограничения, характерные для обществ со сложной страти­фикационной структурой. В частности, редкость интегрированных программ в средних школах и целый комплекс других факторов сужают выбор в послешкольном и высшем об­разовании для молодых людей с инвалидностью.
Высшее образование инвалидов: проблематика исследований
За рубежом проблематика высшего образования инвалидов обращает на себя внима­ние исследователей с конца 1980-х гг. [7]. Здесь обсуждаются аспекты социальной иден­тичности студентов, их непростой путь к знаниям, к самим себе и своей профессии, к друзьям, наставникам и коллегам - через барьеры, в первую очередь, социального харак­тера [8, 9]. К концу 1990-х гг. ставятся вопросы о доступности для инвалидов различных видов дополнительного образования, издаются учебные пособия для преподавателей и вспомогательного персонала вузов - координаторов программ поддержки инвалидов, в ро­ли которых нередко выступают специалисты по социальной работе. Дж. Холл и Т. Тинк- лин через микроуровень жизненного опыта студентов с инвалидностью выявили круг тех проблем и дилемм, которые было бы неплохо учесть высшим учебным заведениям, чтобы обеспечить студентам с особыми потребностями равные возможности получения высшего образования [10]. Опыт обучения инвалида в вузе охватывает широкий круг проблем, на­чиная с вопросов организации высшего образования и равного доступа до определения «инвалидности» различными участниками возникающих при этом социальных взаимодей­ствий.
Исследования ценностных установок подростков с нарушением слуха, в том числе, в отношении образования и будущей профессии, проведенные В.С.Собкиным [11], показа­ли, что чем более высокий уровень образования присутствует в жизненных экспектациях старшеклассников, тем больше среди них сторонников интегрированного обучения в шко­ле. Вопросы о способах и эффектах профессиональной реабилитации инвалидов подни­маются исследователями в аспектах межведомственного и межсекторного взаимодействия при организации программ профессионального и дополнительного образования, организа­ции социальной инфраструктуры учебного процесса и оптимизации способов трудоуст­ройства [12].
Данные наших опросов [13] свидетельствуют о том, что, во-первых, большинство учащихся, родителей и школьных учителей выступают в поддержку инклюзии - по край­ней мере, на словах, а во-вторых, установки окружения в отношении образовательной ин­теграции зависит от ряда факторов, среди которых наиболее значимым является наличие у респондента опыта общения с инвалидами в повседневной жизни. Вместе с тем, существу­ет целый ряд объективных препятствий для подобной реформы образовательной системы, среди которых значимое место занимают неприспособленность школьной среды, неподго­товленность педагогических кадров и неадекватность финансирования системы образова­ния. Лишь около трети опрошенных в 2002 г. старшеклиассников имели возможность по­знакомиться с ребенком-инвалидом, что, на наш взгляд, говорит о том, что возможности для такого знакомства невелики, и отчасти они заданы институциальными рамками, в ча­стности, организацией системы образования.
Отметим, что некоторые авторы, изучающие отношение студенческой молодежи к инвалидам, в результате анализа данных массовых опросов приходят к выводам, которые лишь констатируют неравенство и нетерпимость, но не предлагают путей изменения сло­жившейся ситуации. Так, получив данные парных распределений, которые демонстрируют связи между переменными «пол» и «отношение к инвалидам», исследователи заключают, что «более предпочтительным для социально-психологической адаптации инвалидов ок­ружением в сфере вузовского образования выступает женский студенческий коллектив»; а проанализировав связи между переменными «специальность» и «отношение к инвалидам», получают аналогичный вывод: «оптимальной в социально-психологическом плане вузов­ской образовательной областью является для инвалидов сфера гуманитарного образова­ния» [14]. С нашей точки зрения, подобные выводы могут повлиять на политические ре­шения, которые, во-первых, будут ограничивать выбор абитуриентов с инвалидностью, а во-вторых, никоим образом не позволят изменить барьеры социально-психологического свойства, возможно, более заметные там, где доминируют стереотипные «мужские» пред­ставления, например, на инженерных и естественнонаучных факультетах.
Социальные отношения к инвалидам следует понимать не как раз и навсегда приня­тую данность, но как социальный порядок, который можно реконструировать и изменять. Между тем, независимая жизнь и свободный выбор жизненных стратегий инвалидами се­годня обсуждаются лишь наиболее вовлеченными в данную проблематику кругами - от­дельными общественными организациями инвалидов, некоторыми университетскими пре­подавателями и исследователями. Критическая перспектива анализа социальной политики в отношении инвалидов представлена социологами и экономистами [15, 16], привлекает внимание к жизненной активности самих людей с инвалидностью. Необходимо специаль­но отметить представителей общественных организаций инвалидов [17], вносящих в дис­куссию перспективу непосредственного опыта и потому обладающих правом на эксперти­зу образовательных проектов.
Проблемы доступности высшего образования инвалидов с точки зрения субъектов обра­зовательного процесса
В проекте были проведены интервью с 34 экспертами в Саратове, Самаре, Москве, Челябинске, Санкт-Петербурге, осуществлен опрос преподавателей (N=106) и студентов в Саратове (N=266) и Челябинске (N=100) [18], составление базы данных молодых инвали­дов Саратовской области, нуждающихся в профессиональном образовании разного уровня (N=842). Задачей следующей этапа было установить особенности и проблемы интеграции с точки зрения студентов-инвалидов, а также мотивы и стратегии абитуриентов- инвалидов. Было собрано 11 интервью со студентами и 21 интервью со старшеклассника­ми в Саратове и Самаре. Кроме того, проведено два кейс-стади интеграции детей инвали­дов в общеобразовательной школе в г.Самаре. Ниже мы представим анализ данных опроса студентов и преподавателей.
Как уже упоминалось, в Челябинском госуниверситете уже несколько лет успешно развивается программа интегрированного образования инвалидов, реализуется комплекс услуг довузовской подготовки и реабилитационного, социально-психологического сопро­вождения обучения в вузе. В вузах Саратова нам с трудом удавалось получить данные о количестве студентов-инвалидов. Основной источник данных по этому вопросу - студен­ческий профком, куда учащиеся обращаются по социальным вопросам, однако данные из этого ресурса нельзя назвать полными. Статистика по группам инвалидности и типам за­болевания в вузах отсутствует. Доля студентов-инвалидов в крупных вузах Саратова, не­смотря на желание данной социальной группы получать высшее образование (по данным опросов и интервью), очень мала. Лидирует по числу студентов-инвалидов Саратовский госуниверситет, здесь в 2002/2003 уч. году на различных факультетах обучалось более 140 студентов-инвалидов, создан методический кабинет доступности образования.
В основание исследовательской программы было положено представление о том, что получение инвалидами высшего образования разворачивается в специфической социо­культурной среде вуза, формируемой установками трех групп акторов - студенческой сре­дой, преподавателями и вузовскими администраторами. Каждая из этих групп характери­зуется своими особенностями восприятия рассматриваемой проблемы в силу различия ро­левых позиций в учебном процессе. Мнение администрации вуза изучалось методом фоку­сированного интервью, в то время как студенты и преподаватели стали респондентами массового опроса. С учетом различий в организации программ в вузах Саратова и Челя­бинска, мы полагаем, что речь может идти о сравнении между обычным и интегрирован­ным образованием в отношении таких индикаторов, как (а) осознание необходимости спе­циальных навыков работы с инвалидами в стенах вуза, (б), отношении преподавателей к студентам с инвалидностью, (в) отношение студентов к инвалидности в целом и к своим товарищам с инвалидностью, в частности.
Сравнение результатов опроса в саратовских и челябинских вузах показывает, что в среде интегрированного образования доля преподавателей, которые не ощущают потреб­ность в особых знаниях и умениях при работе со студентами-инвалидами, существенно ниже - почти на 17%. Осознание потребности в специальных знаниях и умениях у педаго­гов, работающих с инвалидами, характеризует, скорее всего, такой уровень профессиона­лизации, когда столкновение с реальностью учебного процесса стимулирует рефлексию
преподавателями собственных возможностей организовывать учебный процесс в новых условиях.
Те, кто выразил потребность в обладании особыми знаниями и умениями, прибли­зительно в равной степени (ниже уровня ошибки выборки) представлены в Саратове и Че­лябинске, в то время как среди преподавателей Челябинска оказалась значительная группа респондентов, не определившихся с ответом (11,9%). Это преподаватели разных дисцип­лин, возраста, пола, объединенные тем обстоятельством, что их уверенность в достаточно­сти собственных педагогических умений в новых условиях оказалась поколебленной.
Отношения в студенческом коллективе являются важным контекстуальным условием интеграции инвалида в социальную среду вуза. По данным опроса преподавателей и сту­дентов, отношение к инвалидам как к обычным студентам чаще проявляется в интегриро­ванной среде Челябинского государственного университета: и учащиеся, и преподаватели этого вуза намного чаще (от 10 до13%) оценивают такие отношения в студенческих груп­пах как обычные. В данном случае позитивный результат интеграции проявляется в по­степенном снижении напряженности в отношениях к инвалидам как к Другим, необыч­ным, непохожим на «обычных» учащихся вузов. «Нормализация» социальных отношений выражается в снижении уровня «особости». Количество тех, кто полагает, что к студен­там-инвалидам в студенческой среде складывается особое отношение, у челябинских пре­подавателей почти вдвое ниже, чем среди саратовских вузовских работников.
Существенные различия в отношении к инвалидности в двух разных социальных контекстах свидетельствуют, на наш взгляд, о позитивном влиянии интегрированного об­разования на восприятие студентами и преподавателями учащихся с инвалидностью.
И все же, доля тех студентов, которые относятся к инвалидам по-особому, остается довольно большой. В исследовании были выделены негативные и позитивные аспекты особого отношения к студентам-инвалидам (табл.1).

 

Саратов

Челябинск

Стараются оказать моральную поддержку

48

72,2

Сторонятся

40,8

8,3

Помогают с учебой

26,4

41,7

Подшучивают

21,6

5,6

Помогают с передвижением

21,6

16,7

Существует

неприязненное отношение

17,6

8,3

Табл.1. Признаки особого отношения к студентам-инвалидам по мнению их однокурсни­ков, % (можно было выбрать несколько вариантов ответа)
Первое, что представляется важным в сравнительном анализе, - значительно более высокая (на 24%), чем в Саратове, доля челябинских студентов, полагающих, что в груп­пах, где учатся инвалиды, им стараются оказывать моральную поддержку. Впрочем, этот показатель, хотя и в разных пропорциях, лидирует в обоих городах, а вот в Саратове на второе место вышел негативный аспект - респонденты считают, что инвалидов сторонят­ся. В Челябинске вторым по значимости (и это суждение отмечается почти в два раза ча­ще, чем в Саратове) стал вариант «помогают с учебой». Третье место по проценту отве­тивших, в Саратове занимают два варианта: «помогают с передвижением» и «подшучива­ют» (по 21,6%), тогда как в Челябинске - третьим по популярности оказался вариант по­мощи с передвижением (16,7%). Таким образом, в интегрированной среде студенты чаще отмечают позитивные аспекты «особых» отношений среди однокурсников.

Как позитивные, так и негативные аспекты отношения студентов к своим товарищам с инвалидностью по-разному объясняются в двух студенческих сообществах, различаю­щихся по степени интегрированности социальной среды (Табл.2). По вопросу позитивной мотивации были выявлены значимые различия: в Саратове большим удельным весом ха­рактеризует такие показатели личной добродетели, как доброта отдельных студентов, не­обходимость помощи инвалидам ввиду их обделенности. В Челябинске большее значение приобретает уверенность респондентов в том, что студенты-инвалиды нуждаются лишь в моральной помощи, поскольку с учебой они и так справляются; кроме того, более важен факт личных отношений со студентами-инвалидами. Такие различия, на наш взгляд, обу­словлены спецификой инклюзивной учебной среды - абстрактная доброта в ней сменяется реальной практикой поддержки, обусловленной личными отношениями с инвалидами, знанием их мотивации и способностей к учебе.

 

Саратов

Челябинск

Мы должны помогать тем, кто испытывает трудности

42,4

43,6

В этом проявляется уважение к любому человеку, независимо от его физических возможностей

39,6

35,9

Студенты-инвалиды вполне справляются с учебой, и их лишь нужно поддержать морально

33,3

43,6

С добротой некоторых студентов

30,8

17,9

Инвалиды во многом обделены и могут рассчиты­вать, хотя бы на малую помощь

26,9

20,5

У меня хорошие личные отношения со студентами- инвалидами

12,0

20,5

Табл.2. Мотивация студентов на оказание поддержки сокурсникам-инвалидам по мнению

студентов, % (можно было выбрать несколько вариантов ответа)
Причины негативных отношений, встречающиеся в учебных группах, в которых обу­чаются инвалиды, тоже различаются в двух городах. В Саратове на первое место (вдвое чаще, чем в интегрированной учебной среде) вышло суждение о том, что в нашем общест­ве привыкли во всем притеснять инвалидов и относиться к ним свысока. Здесь чаще, чем в Челябинске, указывают на то, что специальность, по которой обучались инвалиды, им не подходит (Табл.3). В свою очередь, челябинские студенты в большей степени, чем сара­товские проигнорировали позицию, которая отражают страхи сегрегированного общества («Некоторые не любят людей с инвалидностью, потому что боятся их»).

 

Саратов

Челябинск

В нашем обществе привыкли инвалидов во всем при­теснять, относиться к ним свысока

26,1

12

Некоторые не любят людей с инвалидностью, потому что боятся их

23,7

36

В нашем обществе слабые, больные никому не нужны

22,5

20

Таким студентам всюду делаются поблажки

17,3

16

Специальность, которой мы учимся, не подходит сту­дентам с инвалидностью

10,1

4

Испытываю личную неприязнь

3,6

4

Табл.3 Причины негативного отношения студентов к своим однокурсникам-инвалидам по мнению студентов, % (можно было выбрать несколько вариантов ответа)

Противоречивые представления об инвалидности и неспособность нашего общества признать и принять людей с ограниченными возможностями отражаются в интервью с представителями вузовской администрации: «Я знаю одну девочку с физическим недос­татком, которой отказали вузы нашего города, но приняли в вуз в Израиле. И сейчас она прекрасно там учится» (жен., 50 лет, Саратов). По сути, эта цитата иллюстрирует «инва­лидность» отечественной системы высшего образования, на деле неспособной реализовать федеральное законодательство.
По мнению опрошенных, инвалидам нужно выбирать работу, которая бы не требова­ла «больших физических затрат: секретари, делопроизводители, библиотекари. Работа, которая требует отвечать только за себя, за результаты своего труда» (жен., 45 лет, Саратов). Между тем, известны примеры, когда выпускники-инвалиды обучаются в аспи­рантуре и успешно защищают диссертации, работают преподавателями вузов, руководите­лями предприятий малого, среднего и даже крупного бизнеса, возглавляют общественные организации, становятся политиками.
По вопросу о наличии особого преподавательского отношения к учащимся с инва­лидностью нами были выявлены незначительные различия у опрошенных студентов как из интегрированной, так и из обычной образовательной среды. Эффекты социальной инте­грации проявляются в восприятии студентов-инвалидов как обычных учащихся. Челябин- цы в большей степени уверены (различие с саратовцами в 7%) в том, что никакого особого отношения преподавателей к студентам с инвалидностью в их группе нет.
Представители ректоратов, сами будучи преподавателями, в интервью с нами под­черкивали особые качества трудолюбия, ответственности, присущие инвалидам, которые подчас не уступают и даже опережают своих сокурсников по успеваемости: «У нас есть инвалиды, которые учатся лучше, чем здоровые ...уже на старших курсах, поскольку они с большим интересом к учебе относятся, обычно они начинают выравниваться» (муж., 48 лет, Самара); «Хотя вот те инвалиды, которые учатся сейчас, неплохие знания показы­вают. Даже иногда лучше, чем нормальные. Почему? Не знаю? Может им больше зани­маться нечем? Все ведь по дискотекам, клубам, там, свидания, любовь, - а у них этого нет. Вот и сидят, занимаются» (жен., 50 лет, Саратов). Упомянутое мнение об инвалидах как «асексуальных и закомплексованных» субъектах является стереотипом, и нам доводи­лось слышать его несколько раз, в том числе, и относительно того, что вузовских выпуск­ников с инвалидностью с особой охотой в качестве штатных сотрудников запрашивают частные предприятия, полагаясь на их особые качества усидчивости и добросовестности в работе.
В целом же, несмотря на все различия установок по отношению к студентам- инвалидам, большинство преподавателей (78%) проявляют высокий уровень согласия по вопросу о необходимости специальных мер.
Образовательные потребности молодых инвалидов Саратовской области
В процессе реализации проекта к августу 2003 г. было осуществлено создание элек­тронной базы данных по образовательным потребностям инвалидов. Базу данных после предварительной чистки и отбора релевантных документов составили 830 записей об ин­валидах, собранные при помощи социальных работников и представителей районных МСЭК в г.Саратове и Саратовской области - городах Энгельсе, Ртищеве, ряде других го­родов, сел и поселков области. Информация предоставлялась клиентами МСЭК на добро­вольной основе, в основном в связи с желанием продолжать образование, поэтому записи содержат контактную информацию, фамилию, имя и отчество, характер инвалидности и группу инвалидности.
Группа инвалидности оказывает значительное влияние на характер занятости - по мере возрастания степени инвалидности (от третьей группы к первой) уменьшается доля тех, кто занят на должностях, требующих высшего образования и увеличивается количест­во незанятых. У инвалидов третьей группы 4,2% от их числа работают на должностях, требующих высшего образования, а доля безработных составляет 38,6%. Среди лиц с са­мой тяжелой первой группой инвалидности нет тех, кто работает на должности, требую­щей высшего образования, а доля безработных выше почти в два раза, без работы здесь каждые три человека из четырех (73,7%) (табл.4).

Таблица 4. Характер занятости инвалидов различных групп инвалидности

Группа

Чем Вы занимаетесь

инва­

Должность, тре­

Должность, не

Учащийся

Безработный

Число

лидности

бующая высш. обр-

требующая высш.

 

 

ответивших

 

ния

обр-ния

 

 

 

1

 

10,5%

15,8%

73,7%

19

2

0,9%

7,5%

17,3%

74,3%

214

3

4,2%

26,0%

31,1%

38,6%

334

Анализируя базу данных, мы нашли свидетельства тому, что существует опреде­ленная зависимость между характером обучения инвалидов в средней школе, возможно­стью получения высшего образования и дальнейшей возможностью работать на должно­сти, требующей высшего образования. Было установлено, что диплом о высшем образова­нии имеет каждый третий инвалид, закончивший обычную среднюю школу (33%), в то время как среди тех, кто заканчивал специализированную школу интернат, и тех, кто про­ходил обучение на дому, лишь каждый пятый имеет диплом о высшем образовании (23 и 21% соответственно). Следует отметить, что получение высшего образование не гаранти­рует для инвалидов должности, соответствующей квалификации - лишь 16,4% обладате­лей дипломов вузов работают на должности, требующей высшего образования, более по­ловины выпускников вузов являются безработными (54,1%) (табл.5).

Табл.5. Занятость в соответствии с полученной квалификацией для лиц, обладающих дипломами о высшем и среднем образовании

 

Должность, требую­щая высш. обр-ния

Должность, не требующая высш. обр-ния

студент

безработный

Число отве­тивших

высшее

16,4%

23,0%

6,6%

54,1%

61

среднее специаль­ное

1,0%

30,8%

5,6%

62,6%

198

В целом, опираясь на эти данные, можно предположить, что обладание вузовским дипломом предоставляет его обладателю некоторые преимущества на рынке труда, чем обладание дипломом о среднем специальном образовании - среди выпускников средних специальных учебных заведений незанятых лиц значимо больше (62,6%).

Выводы
Отечественные вузы в разное время и по разным причинам начинали работу по обу­чению инвалидов и приобретали этот бесценный опыт. В некоторых случаях такое реше­ние принималось правительством, в иных ситуациях инициатива принадлежала руководи­телю высшего учебного заведения или кому-то из его команды. При этом, как правило, речь шла о «специализации» вуза на той иной категории инвалидов. Источники и степень образовательной интеграции представляют собой другие основания для сравнения: в неко­торых случаях программа осуществляется при поддержке Министерства образования, в иных - при поддержке зарубежных фондов. В некоторых вузах сформировался «традици­онный» набор предложений для абитуриентов-инвалидов, например, компьютерные тех­нологии и дизайн. В других вузах из года в год предложения меняются в зависимости от набора на те или иные специальности.
Несмотря на действующее федеральное законодательство, гарантирующее льготы для абитуриентов с инвалидностью, целый ряд факторов делает поступление инвалидов в вуз проблематичным. Большинство университетов России не обеспечены даже минималь­ными условиями, необходимыми для обучения в них инвалидов. Эти условия касаются ар­хитектуры зданий и аудиторий, дверных проемов и лестниц, мебели и оборудования, обу­строенности столовых, библиотек и туалетов, отсутствия комнат отдыха и стульев в кори­дорах, медицинских кабинетов необходимых для повседневных нужд некоторых студен­тов-инвалидов. Учреждения высшего образования не имеют возможностей реконструиро­вать свои помещения по принципам универсального дизайна из собственных бюджетных средств. Внебюджетные средства расходуются на базовые нужды вузов, при этом особые потребности инвалидов при ремонте и реконструкции помещений не учитываются. Недос­таток финансирования является больным вопросом для многих вузов, особенно в том слу­чае, когда этот вуз не является бенефициаром целевых федеральных программ, не получа­ет средства из регионального или городского бюджета. Существует несколько частных ву­зов, которые привлекают спонсоров для поддержки образовательных программ для инва­лидов.
Доступность понимается респондентами в связи с возможностью свободы выбора факультета и специальности и отсутствия финансовых, бюрократических или иных соци­альных барьеров. Доступность системы высшего образования гарантирована инвалидов федеральным законом об образовании. Способы реализации политики доступности выс­шего образования для инвалидов различаются от вуза к вузу. Единичные примеры учреж­дений высшего профессионального образования теперь приняли и реализуют внутренний распорядок в отношении к обучающимся здесь инвалидам. Недавние инициативы в этих вузах возымели положительный эффект на абитуриентов и студентов с инвалидностью, число которых растет, как и число вузов, в которых открываются программы довузовской подготовки инвалидов, специальные центры и факультеты. Политика высшего образова­ния инвалидов ориентируется на инвалидов как социальное меньшинство, оставляя за го­сударством и учебными заведениями, а не за самими абитуриентами, выбор образователь­ной программы и места обучения: большинство существующих программ специализиро­ваны по диагнозу и локализованы в отдельных регионах, что существенно сужает образо­вательный выбор инвалида.
Высшее образование инвалидов развивается сегодня вопреки существующему нега­тивному социальному отношению, которое выражается в бездействии, явном или неявном противодействии со стороны общества, и, в частности, скрытым дискриминирующим практикам, реализуемым приемными комиссиями. Централизованную помощь в процессе обучения инвалиды получают далеко не всегда, и создание адекватных образовательных условий в основном зависит от усилий семьи, иногда от частной инициативы однокурсни­ков, профессорско-преподавательского состава, администрации вузов. Административные работники хотя и признают необходимость расширения доступности высшего образова­ния, но во избежание лишних неприятностей предпочитают не разворачивать широкомас­штабных мероприятий по социально-образовательной интеграции лиц с ограниченными возможностями здоровья.
Мотивация абитуриентов-инвалидов к поступлению в вуз снижается в случае низкого качества подготовки в интернатах, из-за страха мэйнстримной, т.е. наличной, неприспо­собленной среды, отсутствия специальных приспособлений и оборудования в вузах, за­трудненной мобильности ввиду отсутствия специального транспорта. Некоторые студенты приходят в вуз прямо после школы, где они получили неплохую подготовку и поощрялись на дальнейший образовательный рост. Многие респонденты-старшеклассники демонстри­ровали неверие в свои силы и психологическую неготовность обучаться в вузе. Опросы экспертов среди инвалидов, в качестве которых выступали лидеры общественных органи­заций, показывают, что статус инвалида во многом зависит от систематических усилий родителей инвалида по продвижению ребенка в структуре образования. Отказываясь от помещения ребенка-инвалида в специализированный интернат, родители вступают в «борьбу» с косностью, бюрократичностью и стереотипностью системы советского, а сей­час российского института образования. Притязания самих студентов-инвалидов на полу­чение высшего образования, безусловно, сопряжены с установками семьи. Однако, чаще планируют и поступают в вузы инвалиды, имевшие опыт интегрированного образования. Опыт совместного обучения инвалидов и не-инвалидов снимает страхи и напряжения по поводу коммуникаций со студенческой средой, добавляет уверенности учащимся с особы­ми потребностями в доступности для них учебного материала. Интеграция должна начи­наться с дошкольного и школьного образования и продолжаться в системах дополнитель­ного и высшего образования. Важной проблемой является задержка принятия Закона о специальном образовании, который призван отрегулировать политику интеграции и дру­гие ключевые вопросы образования инвалидов.
Доступность качественного высшего образования снижается в отсутствие так назы­ваемой реабилитационной компоненты высшего образования, которая требует дополни­тельных бюджетных ассигнований и должна предоставляться наряду с образовательными услугами. Для многих студентов-инвалидов ситуация ухудшается в силу низкого эконо­мического статуса их семей, что выражается в недостаточных условиях домашней подго­товки, отсутствии телефона, компьютера, электронной коммуникации. Академический опыт студентов-инвалидов сильно различается от вуза к вузу и от факультета к факульте­ту. Отношение студентов и преподавателей к социальной интеграции инвалидов в услови­ях высшего образования зависит от того, как определяется инвалидность, доступны ли не­обходимые услуги, от индивидуальных качеств и опыта студентов, политики на уровне отдельного вуза, навыков и идеологии конкретного преподавателя. Внеакадемические ас­пекты высшего образования - не менее важный фактор успешного обучения. Преподава­тели делают акцент на положительной роли интеграции для личностного роста студентов- не-инвалидов. Студенты с инвалидностью, в свою очередь, получают большие возможно­сти социального опыта в интегрированной среде. В большинстве вузов не предоставляется никаких программ переподготовки или повышения квалификации преподавателей, рабо­тающих с инвалидами, тогда как сами преподаватели считают вопрос переподготовки и разработки специальных методик актуальным. Больше внимания следует уделять преду­преждению и устранению элементов дискриминационной политики в образовательных уч­реждениях, доносить вопросы инвалидности до понимания студентами и сотрудниками.
В настоящее время у абитуриентов с инвалидностью есть только две альтернативы. Первая - поступать в вуз по месту жительства, где вряд ли есть приспособленная безбарь­ерная среда, где преподаватели вряд ли подготовлены к работе с инвалидами. Еще одна альтернатива - отправляться в другой регион, где такая среда есть. Здесь же возникает еще одна проблема, связанная с тем, что студент, приехавший из другого региона, должен «привозить с собой» финансирование своей реабилитационной программы, что затруднено в силу рассогласованности ведомств, неотлаженности данной процедуры.

    • Статья написана по итогам исследовательского проекта «Доступность высшего образования для инвали­дов», осуществленного в 2002-2003 гг. группой социологов Саратовского государственного технического университета при поддержке фонда Форда и Независимого института социальной политики в составе: Бело- зерова Е.В., Зайцев Д.В., Карпова Г.Г., Наберушкина Э.К., Романов П.В., Чернецкая А.А., Ярская-Смирнова Е.Р. (руководитель)
    • Президентская программа «Дети России» (подпрограмма «Дети-инвалиды»); президентская комплексная программа «Социальная поддержка инвалидов на 2000-2005 г.г.»; федеральная программа «Развитие обра­зования России»; федеральная целевая программа «Развитие единой образовательной информационной сре­ды (2001-2005); государственная научная программа «Университеты России»; федеральная целевая про­грамма «Национальная технологическая база» (базовая технологическая программа «Технологии подготовки кадров для национальной технологической базы»).
    • Птушкин Г.С. Организация профессионального обучения в специальном государственном образователь­ном учреждении // Профессиональное образование инвалидов. М.: Московский институт-интернат для инва­лидов, 2000. С.70-88
    • Саркисян Л.А. Об интегрированном обучении в Московском институте-интернате // Профессиональное образование инвалидов. М.: Московский институт-интернат для инвалидов, 2000. С.22-25
    • Станевский А.Г. Проектирование содержания университетского технического образования инвалидов по слуху // Профессиональное образование инвалидов. М.: Московский институт-интернат для инвалидов, 2000. С.85-88.
    • Концептуальные подходы к созданию системы профессионального образования инвалидов в Российской Федерации. Материалы предоставлены Т.Волосовец, Министерство образования РФ, 2003 г.
    • Stowell R. Catching Up? Provision for students with special educational needs in further and higher education, London: Skill: National Bureau for Students with Disabilities, 1987
    • Low J. Negotiating Identities, Negotiating Environments: an interpretation of the experiences of students with disabilities// Disability & Society, 11 (2). 1996. P.235-248
    • Leicester M. and Lovell T. Disability Voice: educational experience and disability // Disability & Society. Vol. 12. №1, 1997. P 111-118.
    • Холл Дж., Тинклин Т. Студенты-инвалиды и высшее образование / Пер.с англ.// Журнал исследований социальной политики. Т.2. № 1. 2004. С.115-126.
    • Собкин В.С. Подросток с дефектом слуха: ценностные ориентации, жизненные планы, социальные связи. Эмпирическое исследование. М.: ЦСО РАО, 1997. С.79-80
    • Козлов В.Н., Мартынова Е.А., Мишина О.К. Студенты университета об образовании инвалидов. Челя­бинск: Челяб.гос.ун-т, 1999
    • Ярская-Смирнова Е.Р., Лошакова И.И. Инклюзивное образование детей-инвалидов // Социологические исследования. №5, 2003. С.100-106
    • Научно-методическое обеспечение индивидуализации образовательного маршрута и психолого- педагогического сопровождения студентов с ограниченными возможностями здоровья в системе высшего образования. Пособие для преподавателей вузов / Составители Гончаров С. А., Кантор В.З., Никитина М.И., Расчетина С. А., Семикин В.В. Санкт-Петербург, 2002
    • Малева Т., Васин С. Инвалиды в России - узел старых и новых проблем // «Pro et Contra». 2001. Т. 6. №3. С. 80-105
    • Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России / Под ред. Е.Ярской-Смирновой и П.Романова. М.: ИНИОН РАН, 2002
    • Зарубина И.Н. Возможно ли обучение лиц с нарушением зрения в высших учебных заведениях?// Про­блемы высшего профессионального образования лиц с нарушениями зрения. Материалы научно- практической конференции. Н. Новгород, 2000
    • Выражаем признательность за помощь в проведении опроса в ЧелГУ сотрудникам этого университета во главе с проф. Мартыновой Е.А.

     



    Популярные материалы Популярные материалы





    Облако тегов Облако тегов

 
 
Советую прочитать
 
 
Следите за нами
 
В Контакте Facebook Twitter Livejournal YouTube
 
Случайный анекдот
 
 
Другие проекты сайта
 
 
 
 
 
Создан: 02/28/2001.
Copyright © 2001-aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.