представляю информацию по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. на
 
 
Меню
Раздел Библиотека
Реклама
         
 Главная
 Библиотека
 Видеоматериалы
 Законодательство
 Мед. реабилитация
 Проф. реабилитация
 Соц. реабилитация
 Дети-инвалиды
 Советы по уходу
 Образование
 Трудоустройство
 Физкультура
 Инваспорт
 Автотранспорт
 Инватехника
 Творчество
 Знакомства
 Секс
 Персональные сайты
 Сайты организаций
 Консультации
 
Поиск по сайту
 

Программы
 
Программы для работы с сайтом: Download Master, WinRar, STDU Viewer и форматы книг. Подробнее...
 
Объявления
 
 
Помощь сайту
 
WebMoney-кошелёк R102054310579
  Яndex-кошелёк 41001248705898
 
Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. - информация для инвалида-колясочника.
 
Ваш баннер
 
Рейтинг@Mail.ru
Tatarstan.Net - все сайты Татарстана
Rambler's Top100
 
 

Глава 10. Поездом или самолетом

Летайте самолетами Аэрофлота!
Дурацкая реклама

Представьте себе, рано или поздно на­станет момент, когда вам захочется уехать из дома далеко-далеко, так далеко, что на коляске не добраться, а на машине можно, но ее нет или жалко бензина. Собираясь в дорогу в первый раз, вы, естественно, вол­нуетесь, но еще больше нервничают ваши родные, особенно если вы твердо решили отправиться в путь самостоятельно, без них. Человеку, не привыкшему к ежеминут­ной опеке, не следует опасаться каких-то неудобств, да и надо ли брать с собой родню, коль вы собираетесь навестить, например, подругу, живущую в другом городе, и речь не идет о помолвке.
Конечно, у самолета для инвалида на коляске много преимуществ перед другими способами перемещения в пространстве, главное из которых — быстрота. Сейчас беспосадочный перелет из Москвы в Пет­ропавловск-Камчатский отнимет всего де­вять часов (но, правда, и пенсию за год). Другое удобство: в случае задержки рейса, посадки на запасном аэродроме или пере­садки вас так или иначе не бросят на про­извол судьбы, а определят, в худшем случае, в медпункт, который существует при любом аэропорте, а в лучшем — в какую-никакую, но гостиницу. Мои друзья постоянно ле­тают в одиночку из Ташкента, Бишкека, Красноярска и даже Магадана в Москву и Симферополь и обратно — и ничего, не жалуются. Иным удается разжалобить свою местную авиакомпанию на льготный (за полцены или совсем на халяву) билет.
Но вот билет в кармане. Накануне, если вас беспокоит эта сторона жизнеобеспече­ния, очистите кишечник, а утром и днем примите по одной таблетке мочегонного средства (например, фуросемида) — оно изрядно подсушит ткани организма, а поч­ки, поработав с двойной нагрузкой, захотят на завтра взять выходной и станут лениво вырабатывать не более 10—20 граммов мо­чи в час. Так как диурез при нервном вол­нении увеличивается, утром в день отъезда можно принять таблетку успокоительного, выпить немного валерьянки или пустырни­ка, а позавтракать двумя-тремя ломтиками селедки или другой соленой рыбы, что окончательно обезопасит вас от неожидан­ностей в дороге — ведь соль тормозит мо­чеотделение. Чтобы чувствовать себя сов­сем раскованно и не думать о грустном, может быть, все-таки стоит нацепить гал­стук.
В аэропорту обратитесь в медпункт. Там вас должны зарегистрировать и будут нести ответственность за оформление, досмотр багажа и посадку. Обычно инвалидов зара­нее подвозят к трапу самолета на машине скорой помощи, а в салон поднимают но­сильщики на руках. Они с большой охотой примут чаевые, так что приготовьте две одинаковые бумажки. Как правило, стюар­дессы бывают догадливы и усаживают вас на удобное кресло в самом начале салона у иллюминатора, но при длинном, продолжи­тельном рейсе лучше сесть в крайнее кресло поближе к туалету. Поскольку вас посадят раньше основной массы пассажиров, у вас будет достаточно времени, чтобы привести себя в порядок. В сумке вместе с предмета­ми первой необходимости для подстрахов­ки предусмотрите банку с плотной крыш­кой.

Экипаж без напоминания вызывает в аэропорту прибытия санитарную машину к борту, но редко догадывается пригласить носильщиков, из-за чего приходится долго сидеть в опустевшем салоне, коротая время с уборщицами, пока водитель машины не разыщет неуловимых силачей. Поэтому в самом начале полета следует ненавязчиво разъяснить этот момент стюардессе, а для страховки — заранее договориться с двумя крепкими попутчиками, чтобы они опусти­ли с трапа сначала коляску, а потом и вас самого.
Не смущайтесь, когда, несмотря на все приготовления, необходимость в посеще­нии туалета все же не отпала. Попросите стюардессу найти двух рослых мужиков. Обхватите их за плечи, и они волоком дос­тавят вас на место. Насколько раскованны в этом отношении инвалиды-иностранцы, мне пришлось убедиться во время возвра­щения из Петропавловска-Камчатского после международных соревнований по лыжам в апреле 1992 года. Американскому горнолыжнику Кирку Пархурсту внезапно понадобилось в туалет. (Надо сказать, что, как и европейцы, американские спинальники не сдерживают себя ни в чем и пьют пиво прямо перед полетом, целиком доверяя отечественной резине.) Кирк — спинальник с поражением поясничного отдела, с коляс­ки он не встает, хотя бедра у него чуть-чуть работают. Он очень подвижный, самосто­ятельный, немного суховатый в общении парень лет тридцати. В самолете Кирк не стал никого звать на помощь, хотя рядом сидели русские шерпы (помощники — на горнолыжном жаргоне), а просто спустился в проход между креслами и на заду шустро доскакал до туалета, подтягивая ноги рука­ми. На меня это произвело сильное впечат­ление, тем более, что я не был уверен, яв­ляется ли такой способ передвижения в самолетах общепринятым в Америке. Бо­лее того, у меня возникло предположение, что это была чистая импровизация, потому что в каждом Боинге существуют специ­альные туалеты для инвалидов, а также уз­кие кресла-волокуши, пересев в которые, можно протиснуться вдоль прохода.
В свое время я написал подробное письмо на имя министра гражданской авиации с предложениями о самых крайних мерах по улучшению обслуживания инвалидов в на­ших аэропортах и самолетах. Там были упомянуты и эти салазки, и туалеты с широкими дверьми в залах ожидания, и более прос­торные номера в гостиницах, и некоторые другие не столь серьезные переделки, ре­шаемые на уровне дяди Васи и бутылки. Прошло не более полутора лет, как мне позвонили из киевского проектного инсти­тута и радостно сообщили, что эти пробле­мы поставлены в тематический план и будут решаться при проектировании новых аэро­портов. Я понял, что нас еще долго будут носить на руках подвыпившие дядьки и долго еще мы будем суетиться со своими баночками, бутылочками и тряпочками, так что наберитесь терпения, опыта и мудрос­ти, чтобы не переносить зло на страну и народ, ее населяющий. А пока — летайте самолетами Аэрофлота!
Но вот вы добрались до места назначе­ния, и вас посадили в машину. Не заезжая в медпункт, водитель сможет подвезти вас к диспетчерскому пункту на стоянке такси, и если вы обратитесь к диспетчеру, то таксистам от вас будет трудно отвертеться. Прилетев глубокой ночью, отправляйтесь ночевать в медпункт и закажите машину из службы перевозки, которая обязана бес­платно отвезти вас в другой аэропорт (если он в городе не один), городской аэровокзал или в любое медицинское учреждение. Саше Бочкареву из Братска удалось уговорить перевозку бесплатно доставить его из аэропорта Быково в Москве в гостиницу спортивного комплекса Крылатское, где мы проводили сборы по лыже-санному спорту. Зимой 1993 года спортсмены-колясочники без сопровождающих добрались из аэропор­тов до места на экспресс-автобусах, что значительно облегчило и удешевило орга­низаторам их встречу.
Родители моего соседа Виктора 3. живут в Донбассе. Он собрался было навестить отчий дом впервые за последние несколько лет, но сильно пригорюнился, когда узнал об очередном повышении цен на авиатран­спорт.
— Поезжай поездом, — подсказал я Вик­тору.
Он немало удивился, так как никогда в новой жизни по железной дороге не ездил. Конечно, если есть лишние сотни тысяч рублей, никто не отговаривает вас от поле­та. А если с деньгами напряженно, то на небольшие расстояния вполне можно от­правляться и на поезде. Как-то четверо колясочников в одном купе без сопровож­дающих прокатились из Москвы в Петер­бург: спинальники разместились внизу, а более подвижные ампутанты взобрались на верхние полки. Переночевали мы без проб­лем, а вот когда выяснилось, что нас никто не встречает и в опустевшем вагоне мы ос­тались одни, не считая проводницы, кото­рая запугала нас отходом на запасные пути, то пришлось посуетиться. На коляске через второй, более просторный проход (в кото­ром нет бойлера), одному из нас удалось выкатиться на перрон, чтобы организовать эвакуацию остальных. Воодушевленные этим опытом, мы потом предпринимали и двухдневные переезды, а тот же Саша Бочкарев, наверное, поставил рекорд, путешествуя с пересадкой из Братска в Саки в тече­ние пяти суток.
Вообще коляска стандартной ширины в тамбур не вписывается, и проще всего за­носить инвалидов на закорках, так как дво­им носильщикам очень тесно в проходе. Коляска в сложенном виде помещается на верхнюю багажную полку купейного вагона. Труднее загружаться с низкой платформы, но даже на крупных железнодорожных стан­циях высокая платформа сооружена только на первом пути, где останавливаются самые престижные поезда. Имейте это в виду, когда будете покупать билет. Берите билет в средние вагоны и в первое, ближнее к выходу, купе. В купе, конечно, ехать удобнее, но Валентина П. неоднократно путешест­вовала в обычном плацкартном вагоне. Она берет с собой длинную и широкую прос­тыню и использует ее как занавеску, отго­раживаясь от соседей, если это бывает не­обходимо. Когда я езжу в купе, то просто прошу попутчиков выйти на несколько ми­нут. В большинстве случаев они оказывают­ся смышлеными людьми. Существуют так­же вагоны СВ с двухместными купе, но билеты в них вдвое дороже.
Год назад на Павелецкий вокзал Москвы прикатил вагон, который Воронежский ва­гоноремонтный завод оборудовал специ­ально для перевозки колясочников. Расши­ренное купе на двоих (нижняя и верхняя полки) находится рядом с просторным ту­алетом. Стульчак оснащен приспособлени­ем для пересаживания, раковина занижена. Жаль, что пока вагон не снабжен подъемником, а высокие платформы есть только в Москве и в Воронеже, между которыми этот вагон курсирует. Правильнее было бы пустить его в Симферополь или в Евпато­рию, но эти города для нас заграница, со своей железной дорогой и своим подвиж­ным составом.
Еще новость: по заказу Министерства пу­тей сообщения России в Германии сработан опытный образец такого же вагона, но с подъемниками в обоих тамбурах. Он про­ходил апробацию в Москве, и заказчик дал добро на серию таких вагонов. Так что скоро, глядишь, будем путешествовать с комфортом.
На вокзалах, как и в аэропортах, есть медпункты, куда начальник поезда может заблаговременно отправить телеграмму с просьбой встретить вас на станции назна­чения — надо только сразу же сказать об этом проводнику.
Если вы отправляетесь на лечение на ку­рорт и проезд оплачивается, знайте, что вам обязаны оплатить и проезд сопровождаю­щего (а если вы лежачий больной или очень грузный, то и двух), в оба конца, причем им должны оплатить также возвращение до­мой после вашей доставки на место и выезд снова за вами, то есть в общей сложности — до десяти билетов. Правда, при этом со­провождающим, едущим без вас, обеспе­чивают только самый дешевый вид тран­спорта, без скорости и купейности, но зато оплатят суточные в пути.
Кроме воздушного и железнодорожного транспорта, существует еще и водный, самый приятный вид путешествия. Может быть, я ошибусь, но первым, кто на коляске отважился на водный круиз, была женщина — ленинградка Алла Зельдович, прокатив­шаяся по Волге по традиционному маршру­ту Москва — Астрахань — Москва. Она с восторгом описывала эту поездку. Конечно, у них с мужем была отдельная каюта, вы­ходившая на палубу, конечно, супруг — не случайный помощник и не казенный служа­щий, конечно, они не считали каждую ко­пейку, но все же для женщины это был по­ступок, а по тогдашним временам, можно сказать, подвиг. Алла не просто сидела в каюте и на палубе, дыша свежим волжским ветерком, — в каждом городе по пути они брали такси и отправлялись на экскурсию, после чего делились впечатлениями с ос­тальными туристами, которых возили на автобусах.
На черноморских лайнерах неоднократно ходили из Ялты в Сочи и Батуми Дмитрий Синюков и Николай Корзенев. В 1975 году я спрямил путь из Одессы до Ялты по морю. Для Черноморского пароходства это, по-видимому, был первый случай, когда они имели дело с инвалидом на коляске, по­этому помощник капитана предложил мне перебраться с нижней палубы с общими креслами, куда по неосмотрительности был куплен билет, в отдельную двухместную ка­юту и даже отказался взять разницу в сто­имости. Вечером я сидел в баре, а машина отдыхала в трюме, дожидаясь новой встре­чи с крымскими дорогами.
В 1989 году команда Московского автоклуба инвалидов из пяти экипажей была приглашена болгарскими друзьями на тра­диционное ралли в город Варну, и мы со своими машинами добирались в Болгарию из Одессы на пароме Герои Шипки. Из десяти человек в команде трое были на колясках. Годом позже Сергей Иванов и Николай Саватеев купили путевки на круиз по Средиземному морю. Они погрузили с собой и машины, но формальности в пор­товых городах оказались столь сложными, что им так и не удалось осквернить вы­хлопными газами девственную среду Маль­ты, Испании и Греции. Сейчас, когда пи­шутся эти строки, группа колясочников из московского клуба Контакты бороздит воды Эгейского моря.
Я перечисляю примеры с одной целью — чтобы ребята, которым предстоит жить в колясках, знали: для них не должно быть ничего недоступного. Всем, чем пользуются остальные, могут воспользоваться и они. Нет больших препятствий и для переезда из города в город на автобусе или электричке. Петр Симоненко постоянно мотается в Москву и обратно из города Пущино, а это сто пятьдесят километров от столицы. Сам я ездил из Сак в Симферополь на электрич­ке, а из Симферополя в Ялту на междуго­родном троллейбусе, не слезая с коляски, благо широкие двери позволяют сравни­тельно легко двум мужчинам затащить ее в тамбур. По моим стопам на Южном берегу Крыма побывали сибиряки Саша и Миша, отдыхавшие летом в Саках.
Не в обиду москвичам, должен заявить, что они избалованы личными автомашина­ми, а те, кто их не имеет, не мыслят иного способа передвижения по городу, как на такси или в группе на заказном автобусе. (Кстати, мэрия Москвы недавно закупила пять ПАЗиков с подъемниками, есть такие автобусы и в собственности богатых рай­онных обществ инвалидов.) Признаюсь, сам только несколько раз спускался в метро, осваивать же его начали приезжие. Всегда поражался свободе и самостоятельности Юрия Баусова, шейника из Казахстана, ко­торый, учась в Московском университете, постоянно, в любую погоду разъезжал по всей Москве в метро еще лет десять тому назад. Сейчас метро не проблема для Ири­ны и Петра Талеренков, колясочников из Новосибирска, которые временно живут в московском доме-интернате. Петербург­ский спортсмен Сергей Окулов, не имея машины, ездит на ежедневные тренировки на метро. Другие гонщики, приезжая в Москву на сборы или соревнования, также обходятся метрополитеном, и при этом волокут за собой спортивные коляски с ба­гажом. Конечно, без помощи посторонних у них бы ничего не получилось: при подъеме на эскалаторе надо страховать коляску сза­ди, а при спуске направить и помочь на выкате с утопающих ступеней. На лестницах в переходах тоже не обойтись без участия прохожих, но все приемы ребятами отрабо­таны, и серьезных проколов пока не было. Московский метрополитен, выполняя указ Президента, грозится в будущем соорудить лифты для спуска колясок под землю, а сейчас начал проектировать в головных ва­гонах поездов специальные отсеки для ин­валидов с трапами и сигнализацией, хотя я не вижу в этой дорогостоящей затее боль­шой нужды.
Так или иначе, но метро становится все более доступным для колясочника благода­ря постепенному разрушению психологи­ческих барьеров. Мне даже пришло в голову составить путеводитель по Москве для инвалидов-опорников, собрав в нем сведения о длине эскалаторов, лестниц и переходов на всех станциях, что облегчило бы выбор оптимального маршрута. В Москве для это­го нужно создать целую программу, а в других городах, где есть одна-две линии метро, опубликовать в местной прессе та­кую схему было бы куда проще. Это под­толкнуло бы часть колясочников к исполь­зованию подземки. А можно бы начать с ночной экскурсии по всему метро, привлечь к этому городские власти, журналистов и группу поддержки из воинской части... Уверен, что такая акция не просто расширит возможности передвижения по родному городу, но для многих станет настоящим открытием его с новой стороны.
С городским троллейбусом дело обстоит сложнее. Во-первых, высоки ступени, во-вторых, мешают стойки-перила посередине дверей, в-третьих, мал выбор помощников на остановках и тесновато в пути. Но на конечных остановках, когда нет спешки, можно сначала перебраться с посторонней помощью самому на сиденье, а потом по­грузить сложенную коляску. В Москве однажды, а в Симферополе часто ездил на городском троллейбусе, причем сидя в ры­чажке, что требовало помощи четверых молодцев.
Мы сами должны искать и находить новые возможности и пути. Дорогу осилит иду­щий! А также едущий и летающий...

 



Популярные материалы Популярные материалы





Облако тегов Облако тегов

 
 
Советую прочитать
 
 
Следите за нами
 
В Контакте Facebook Twitter Livejournal YouTube
 
Случайный анекдот
 
 
Другие проекты сайта
 
 
 
 
 
Создан: 02/28/2001.
Copyright © 2001-aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.