представляю информацию по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. на
 
 
Меню
Раздел Библиотека
Реклама
         
 Главная
 Библиотека
 Видеоматериалы
 Законодательство
 Мед. реабилитация
 Проф. реабилитация
 Соц. реабилитация
 Дети-инвалиды
 Советы по уходу
 Образование
 Трудоустройство
 Физкультура
 Инваспорт
 Автотранспорт
 Инватехника
 Творчество
 Знакомства
 Секс
 Персональные сайты
 Сайты организаций
 Консультации
 
Поиск по сайту
 

Программы
 
Программы для работы с сайтом: Download Master, WinRar, STDU Viewer и форматы книг. Подробнее...
 
Объявления
 
 
Помощь сайту
 
WebMoney-кошелёк R102054310579
  Яndex-кошелёк 41001248705898
 
Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. - информация для инвалида-колясочника.
 
Ваш баннер
 
Рейтинг@Mail.ru
Tatarstan.Net - все сайты Татарстана
Rambler's Top100
 
 

Глава 7. Как выбрать коляску

Keep on rolling.
Девиз Майра-спорта
Хочешь жить — умей вертеть.
Очень вольный перевод с англ.

Хотя слово выбор не очень подходит к нашей действительности (ведь нас приучи­ли жить по принципу: бери что дают, потом разберемся), нельзя, не гневя Бога, не от­метить, что за последнее десятилетие в обеспечении инвалидов колясками прои­зошли и продолжают происходить замет­ные сдвиги. Тихо сходят со сцены и догни­вают по задворкам великие труженицы российского бездорожья — трехколесные велоколяски образца русско-японской вой­ны, прозванные то ли за свою нелепость, то ли за архаичность крокодилами. В сто­лицах, да и в провинции, все чаще появля­ются сверкающие хромом импортные крес­ла (я видел коляску фирмы Ортопедия в курской деревне, затерявшейся километрах в пятнадцати от большака). Перестает пя­лить глаза народ на электрические коляски, которые нет-нет да промелькнут где-нибудь на аллее сакского или московского парка.
Удивляют примеры противоположного свойства, из которых можно сделать вывод о все еще низкой осведомленности инва­лидного населения относительно колясок. Совсем недавно в газете Вечерняя Москва было опубликовано письмо матери инва­лида с детства Юрия X. Она просила помочь добрых людей с приобретением коляски, на которой сын смог хотя бы выбираться в ближайший парк подышать воздухом, све­жим настолько, насколько он может быть свежим в Москве. Я созвонился с этим тридцатилетним парнем и выяснил, что единственной коляской, которой он поль­зовался еще в детстве, была куйбышевская. Естественно, что на ней он не мог попасть на улицу и с тех пор не стал обращаться в районный собес, думая, что ничего другого там ему не предложат. Я столкнулся с пол­ным неведением человека о новых колясках, о их возможностях и о способах их получе­ния. Конечно, пришлось свести Юрия с представителями районного общества ин­валидов, растолковать обстановку с коляс­ками и подсказать, что подходит для него. Уже при второй беседе Юрий радостно сообщил, что ему дали на время ставровскую коляску, но обещают подарить ка­кую-то французскую. Мне, правда, приш­лось охладить его трепетное ожидание, предупредив, что не любая импортная ко­ляска годится в его случае.
По сведениям, которые мне предостави­ли в транспортном отделе Центрального правления Всероссийского общества инва­лидов, общая годичная производительность предприятий, выпускающих инвалидные коляски, в границах бывшего СССР состав­ляет около 40 тысяч штук, хотя реальной потребности в них никто не знает. Львиная доля этого количества приходится на ав­тотракторный завод в городе Ставрово Владимирской области, где по лицензии германской фирмы Майра выпускается 25 тысяч колясок четырех моделей. Львовское протезно-ортопедическое    предприятие производит около 12—14 тысяч комнатных и прогулочных колясок, в том числе детских и по заказам на определенные размеры. В Риге аналогичное предприятие выпускает 4 тысячи компактных комнатных колясок. Небольшие партии складных колясок для больниц делаются в Днепропетровске, а также некоторыми малыми предприятиями и кооперативами. В ближайшее время мощность Ставровского завода должна увели­читься вдвое. Правда, гораздо более высо­кими темпами возрастает стоимость его продукции и теряется качество.
Очень скоро завод пока еще Большевик вместо ленинградских ракет собирается на­ладить массовый выпуск петербургских ин­валидных колясок двух американских моде­лей и по мощности догонит владимирцев. На такую же производительность мечтают выйти на другом конверсионном предпри­ятии в Подмосковье, где, с подачи реаби-литационного центра Преодоление и по шведскому образцу, стали готовить две мо­дели облегченных активных (полуспортив­ных) колясок. Собираются выпускать сов­местно с Израилем комнатные коляски в Пензе. Уфа готовит свой вариант рижской коляски. Возникает радостное ощущение, что через год-другой нас прямо-таки зава­лят отечественными современными коляс­ками, и мы начнем ковыряться и выбирать не только нужную модель, но и цвет обивки. Дай-то Бог, но в моей памяти еще жива похожая эйфория, связанная с запус­ком автозавода в Тольятти.
В последние годы, пока нам не хватало собственных колясок, Министерство соци­альной защиты населения России закупало несколько тысяч колясок у испытанных за­падноевропейских фирм Майра и Ор­топедия (ФРГ), Фермайрен (Бельгия), Лифонте (Испания) и Соча (Словения). В дома-интернаты и в общества инвалидов перепадают коляски по линии гуманитар­ной помощи различных общественных и ре­лигиозных организаций Запада. Так что бу­дем оптимистами и дождемся той коляски, которая нам нужна.
Когда я лежал в больнице спустя полгода после травмы и стало окончательно ясно: без коляски в дальнейшем не обойтись (об этом сразу же и без обиняков предупредили оперировавшие хирурги, но, наверное, как и у каждого из нас, какая-то надежда все же теплилась до последнего), мы начали дей­ствовать в двух направлениях. Родные через собес сравнительно быстро получили куй­бышевскую коляску — сооружение из же­лезной арматуры, фанеры и ваты на могучих велосипедных колесах, оставляющих неиз­гладимые следы на полу. Коляску доставили в больницу, и теперь можно было пере­двигаться в другие палаты и расширять круг знакомств, на зависть лежачим спинальникам. На этой коляске контрабандно проне­сенным шампанским был встречен Новый 1972 год новой жизни. На ней же сразу после выписки из больницы мы с товарищем впервые выбрались на дикую природу, преодолев с полкилометра замшелого под­московного леса и лугового кочкарника. Недавно я увидел такую коляску — бабушку русской инвалидной техники — по теле­визору в передаче из Новочеркасского дома престарелых.
Одновременно друзья хлопотали через Академию наук о выделении валюты для заказа более пристойной коляски за грани­цей. Ребята раздобыли каталог англо-аме­риканской фирмы Эверест и Дженнингс и заверили, что могу выбрать любую модель по своему усмотрению. Я совершенно не представлял, что из этого сказочного раз­нообразия может пригодиться, и терялся во множестве параметров, комбинируя их так и сяк. В конце концов, раз мне была пре­доставлена полная свобода выбора, я решил остановиться на самой сложной и совер­шенной модели; она же, судя по всему, дол­жна была быть и самой дорогой (замечу, что в 1972 году она обошлась в 180 рублей, сумму смехотворную по сегодняшним меркам да и относительно моей тогдашней пенсии в 800 рублей). Это была складная коляска с полностью опускающейся высокой спинкой, закрывавшей макушку, и снабженной до­полнительным подголовником. Подножки тоже можно было зафиксировать в гори­зонтальном положении и таким образом преобразовать кресло в кровать, что каза­лось особенно привлекательным, так как в ту пору даже после непродолжительного сидения у меня разламывалась от боли по­ясница.
Коляска была привезена и, хотя не впи­сывалась в прихожую, не влезала в лифт и занимала существенную часть жизненного пространства небольшой комнаты, казалась верхом совершенства. Я надеялся, что все ее преимущества проявятся вне дома, и неза­медлительно взял коляску в Крым, кое-как втиснув в багажник Москвича. Но поле­вых испытаний на отечественном асфальте даже в окрестностях специализированного санатория для колясочников в Саках иност­ранная техника не выдержала. Литые колеса коляски повисали над выбоинами и крути­лись вхолостую, а я чувствовал себя при этом, как перевернутый на спину жук. Гро­моздкость, малая маневренность и плохой обзор не давали ей никаких привилегий по сравнению с основным оснащением сана­тория — гигантскими креслами в стиле тюдор. Спальными возможностями ко­ляски мне удалось воспользоваться лишь единожды, когда мы с друзьями ночевали под черным июльским небом в садике раз­рушенной форосской церкви (под ней в ту пору еще и не затевалось строительство дворца первого и последнего президента СССР). В результате, по возвращении в Москву, я обменял эту коляску на комнат­ную югославку одного приятеля шейника, которому она приглянулась и, надо думать, подошла больше.
Описывая перипетии со своей коляской, я клоню к тому, что прежде, чем приобре­тать первую в вашей жизни коляску, надо хоть немного приспособиться к новому по­ложению и оценить свои цели, возможно­сти, потребности, а также многое другое:
размеры квартиры, ширину дверных прое­мов и лифтов, наличие лестниц, марку ма­шины и ее багажник и даже состав семьи. Не удивляйтесь, ведь если вы живете вдво­ем с престарелой матерью или если ваша жена не рекордсменка по толканию ядра, то женщинам не будут безразличны вес и га­бариты коляски. Я бы посоветовал на пер­вых порах взять коляску в пункте проката (если они есть в вашем городе) или пере­пробовать несколько разных моделей, по­просив у знакомых.
Какие вообще существуют коляски?
По условиям эксплуатации: больничные, комнатные, прогулочные, по­луспортивные (активные) и спортивные.
По способу приведения в движение: пассивные, то есть толкае­мые помощником, обручные, рычажные, цепные (некоторые спортивные веломобили и прогулочные самоделки), а также электрические.
По расположению и числу ко­лес: трехколесные (велоколяски, часть го­ночных, а также больничные кресла с зад­ним маленьким колесом), четырехколесные (с передними малыми или большими коле­сами, с переменным расположением колес) и наконец шестиколесные (с убирающимися большими колесами и превращением в пассивную зауженную четырехколесную коляс­ку).
По компактности: стационарные, складные и со съемными колесами, поднож­ками, подлокотниками и т. д.
Существуют также специальные детские коляски, коляски для движения одной рукой, для грузных людей, с фиксаторами для спастиков и др. Как большие, так и малые колеса бывают надувными и литыми; в части спортивных колясок используются надув­ные бескамерные трубки от гоночных вело­сипедов.
Правильно выбранные модель и тип ко­ляски существенно повлияют на вашу под­вижность, самочувствие, сделают доступнее магазины, кинотеатры, а могут и вообще перевернуть вашу жизнь. Беру смелость предположить, что, если вы не женаты или не замужем, то внешний вид коляски, в которой вы прогуливаетесь, может самым серьезным образом сказаться на изменении семейного положения. Во всяком случае, одна очень красивая и вполне здоровая де­вушка, с которой мы как-то рассуждали о дружбе и. любви, призналась, что даже приятной внешности парень, сидящий в грязной старомодной коляске, гораздо меньше привлек бы ее внимание, чем мо­лодой человек в современной портативной коляске. Это все равно, пояснила она, как если бы на первом мешковато болтались штаны покроя времен культа личности, а второй был прикинут в джинсы Леви-Страусс или слаксы. Так что напрасно вы, ребята, думаете, что посторонние женщины ничего не смыслят в нашей технике. Конеч­но, они не сразу сообразят, где расположены тормоза и каким насосом надуваются коле­са, но без труда отличат допотопное кресло от импортной коляски новой модификации, так же как не спутают Москвич-2107 (даже если его помыть с шампунем) с последней моделью Тойоты, хотя у обеих машин по четыре колеса. Замечу еще, что один и тот же человек в неухоженном, громыхающем на ухабах динозавре и в полуспортивной верткой коляске, обгоняющей прохожих, будет со стороны выглядеть в первом случае как жалкий и безнадежный больной, а во втором — временно присевшим на колеса молодцем в ожидании полного выздоров­ления.
Правда, случаются и проколы. Однаж­ды для участия в передаче Арена я при­ехал на Центральное телевидение в новой, только что подаренной в Америке полу­спортивной коляске. Это был последний писк моды: изящная, но очень простая рама, полное отсутствие всего лишнего — подло­котников, съемных подножек и пр., ника­кого хрома — строгий черный цвет. В пере­даче, которую вела Анна Дмитриева, из­вестный спортивный комментатор и теле­журналист, зашла речь и о бедственном по­ложении с инвалидными колясками, а после окончания Анна Владимировна спросила, специально ли я уселся на такую примитив­ную коляску, чтобы наглядно отразить наше убожество, или хромированная красивая коляска, на которой она привыкла меня видеть, вышла из строя. Я был оскорблен до глубины души, как будто сам был президен­том компании Фортрис, а вместе с веду­щей был смущен и оператор, который, как оказалось, тоже выискивал мнимые изъяны дизайна во время нашей беседы о плохих советских колясках. На самом деле разница между моими старой и новой колясками была, если снова воспользоваться анало­гией с автомобилями, как между Феррари и Чайкой, на которой катают в Москву молодоженов из близлежащих совхозов. Но этот исключительный случай, думается, лишь служит подтверждением общего пра­вила: человек в коляске должен не только чувствовать себя удобно, но и смотреться в ней хорошо.
Перейдем, однако, к деловой части наше­го разговора. Если у вас совершенно не ра­ботают руки на уровне предплечий и выше или ампутированы обе кисти, то вам нужна пассивная коляска без приводов, которую сзади будут толкать родные или помощни­ки. Такими колясками, кстати, оснащены все западные аэровокзалы: ты сдаешь свою родную коляску в багаж и пересаживаешься в казенную, в которой тебя сопровождает специально прикрепленный служащий авиа­компании. Пока он не появился, ты все время порываешься тронуться с места, хва­таясь за отсутствующие обручи, и чувству­ешь себя обманутым, как годовалый ребе­нок, которого при обучении ходьбе воткну­ли в слишком высокие ходунки, и ноги не достают до пола. Приходится сидеть в ду­рацком положении посреди зала ожидания и обтекающей тебя публики, а метрах в десяти прислушивается к себе такой же без­защитный пассажир, которому срочно пона­добилось наведаться в туалет. Но это, как говорится, их проблемы — у нас такие ко­ляски не выпускаются.
Из заграничных моделей всем требовани­ям отвечают: у Майры модель 3.508, у фирмы Ортопедия — 8, у Фермайрен — 730. Вес таких колясок, в зависимости от ширины, равен 18—20 килограммам. Все три модели очень близки, и размер колес позволяет использовать их как в квартире, так и на прогулке. Недостатком служит не­большой диаметр задних колес в сравнении с обычными комнатными колясками с об­ручами, что затрудняет подъем по лестнице волоком, а также заставляет беречь не­заменимую для нас резину нестандартного размера.
Как правило, у большинства шейников с поражением на уровне С4—С6 движения в предплечьях и кистях восстанавливаются настолько, что они могут передвигаться вполне самостоятельно в обычных комнат­ных и в активных колясках, вращая поду­шечками кистей сами колеса либо гофриро­ванные или утолщенные обручи, обшитые шершавым материалом, а также обручи типа штурвала. Поэтому не торопитесь об­заводиться пассивными колясками, не ис­пытав своих возможностей.
Упомянем вскользь (чтобы не расстраи­вать читателей): коляски с электрическими двигателями выпускаются почти всеми ува­жающими себя зарубежными фирмами. На­иболее совершенные из них управляются не только пальцами с помощью тумблеров, не только легким надавливанием подбо­родка на специальный отвод, но даже голо­совыми командами. У нас коляски на элект­рическом ходу только-только начали появ­ляться, да и то в опытных образцах. Надо иметь в виду наши отечественные возмож­ности их использования по сравнению с развитыми странами. Это прежде всего ка­чество дорог, недоступность общественных зданий (крупных магазинов, выставочных залов) и неудобство хранения колясок вне дома. Я рассматриваю такие коляски как прогулочный транспорт, который должен выдаваться напрокат в парках, зонах от­дыха, на стадионах и в выставочных пави­льонах. В индивидуальном пользовании электроколяски могли бы облегчить ежед­невные поездки на работу при наличии га­ража с электропроводкой. Своевременным это станет при нынешних ценах на бензин, на автомобили и их обслуживание.
Выходом из положения для лиц со слабы­ми руками могут служить электроприводы для стандартных комнатных колясок. Так, фирма Тиун в Зеленограде реализует при­вод для ставровской коляски модели 400. Он быстро устанавливается, весит 7 килограм­мов, а с экологически чистым аккумулято­ром — 30 килограммов. Если снять бата­рею, коляска остается складной. Резиновый фрикцион легко отделяется от покрышки колеса, и коляску можно двигать руками. Управление идет от рулевого рычага под правую и левую руку и переключателя хода вперед-назад. Конечно, привод на одно колесо снижает маневренность и мощность, однако все же дает возможность перемещаться не только в тесной комнате, но и по асфальту со ско­ростью 5 км/час. Одной зарядки достаточно для преодоления 20 километров. Стои­мость комплекта с аккумулятором и заряд­ным устройством около 500 долларов, что в десять раз дешевле импортных электро­колясок. Адрес фирмы Тиун: 103536, Москва, а/я 165; тел.: 535-94-41, 535-95-64.
В странах, где господствует чистоган, лицемерно позаботились о людях, лишен­ных не только ног, но и одной руки. Коляски для ампутантов или для шейников с одной работающей рукой или для лиц с последст­виями полиомиелита или инсульта бывают с рычажным или с обручным приводом. На рычаге, крепящемся под правую или левую руку, расположены реверсный переключа­тель, рулевое устройство и тормоз. На од­ном из колес обручных колясок установлены телескопически два обруча разного диамет­ра, при этом внутренний обруч вращает противоположное колесо посредством оси, пропущенной через ось подручного колеса, которое вращается внешним обручем. По­переменное вращение обручей дает воз­можность маневра, а одновременный за­хват обоих обручей позволяет двигаться прямо. Индекс рычажной комнатной коляс­ки для одной руки фирмы Майра — 3.400. 885, Ортопедия — 825-14, Фермайрен — 762, а коляски с двумя обручами под одну руку у Ортопедии — 8 25-13, у Фермай­рен — 755. Рычажные коляски этой конструкции менее маневренны и быстры, чем обручные, так как рычаг имеет рабочий ход только в одном направлении.
Наибольшим распространением пользу­ются у нас комнатные коляски Ставровского завода, которые практически скопи­рованы с двух старых модификации Майры и выпускаются по ее лицензии. Это пер­вые отечественные коляски, по некоторым параметрам приближающиеся к западным образцам семидесятых годов. Главные их достоинства — прочность и устойчивость. Коляски не имеют склонности ни к ныря­нию (чем страдают, например, словенские коляски Соча), ни к опрокидыванию.
Модель 400 благодаря особому, майровскому устройству крестовины характери­зуется независимой подвеской всех четырех колес (больших задних и малых передних), что очень важно при движении по неровной поверхности, а также отличается отнесен­ными назад осями задних колес, а это пре­дотвращает запрокидывание, особенно ес­ли коляской пользуются лица с центром тя­жести тела, смещенным назад, например, ампутанты или спинальники с сильной мы­шечной дистрофией ног. Правда, это пре­имущество превращается в неудобство при необходимости перейти в положение на дыбы для преодоления уступов и других препятствий.
Модель 401 отличается расположением осей задних колес непосредственно на вер­тикальных стойках рамы, и ампутантам ею пользоваться более рискованно, к тому же она имеет простую крестовину и годна в основном для помещений. Основными не­достатками всех ставровских колясок явля­ются их значительный вес (25 — 27 кг), малая маневренность и тяжесть на ходу, а также невысокое качество сборки и отделки.

Схема сужения крестовины колясок Майра и Ставрово
Схема сужения крестовины колясок Майра и Ставрово

Схема сужения крестовины колясок Майра и Ставрово по А. Желудеву

Схема сужения крестовины колясок Майра и Ставрово по А. Желудеву

Коляски выпускаются с единой шириной сиденья 43 сантиметра, но для тех, кому она велика и мешает проехать в двери лифта или туалета, есть возможность ее само­стоятельно сузить. Для этого из каждого из четырех концов крестовины нужно вырезать равные отрезки и скрепить вновь звенья внутренними патрубками при помощи пальцев-болтов. После такой операции ко­ляска станет не только уже, но и ниже, а это не всем придется по душе (или по росту). Поэтому Андрей Желудов применил на своей коляске более простой вариант суже­ния, правда, только на 30 миллиметров. Он разобрал узел крестовины и отпилил у обеих втулок с отверстиями по 30 миллиметров до стыка со штангами креста. Затем он снова надел вторую часть втулки на внутренний палец, а на месте старого отверстия прос­верлил новое, совмещенное с отверстием в пальце. При складывании такая переделан­ная коляска приобретает асимметричный вид, так как одна половина становится чуть выше другой.
Но самый остроумный, на мой взгляд, способ сужения колясок с крестовиной типа Майры предложил Александр Власов из Херсона. Его способ оказался таким прос­тым и безболезненным для коляски, что, увидав ее в сакском санатории, некоторые ребята захотели тут же повторить его опыт.
Надо оговориться: этот прием позволяет сузить коляску сразу на 80—90 миллимет­ров, что приемлемо только для подростков или для людей с узким тазом. Важно, что при надобности можно снова придать ко­ляске прежний вид, что она сохраняет высоту и что таким же образом можно сузить прогулочные коляски Ставрово и Майра.
Итак: 1. Выкручиваем центральный болт узла крестовины. 2. Меняем местами (крест накрест) правую и левую боковины и вы­биваем внутренние пальцы. 3. Просверли­ваем новые отверстия в узле креста, совпа­дающие со старыми отверстиями в пальцах. 4. Вставляем вновь пальцы и фиксируем узел центральным болтом. 5. Ушиваем складки на сиденье и спинке, чтобы они не провисали, или, сняв их с рамы, наверты­ваем с обеих сторон материал на метал­лические планки, вставленные в края сиде­нья и спинки, до нужной ширины и снова крепим их саморезами. Для прогулочных колясок надо дополнительно сделать сле­дующее: 6. В перекладине-распорке выкру­чиваем болт и переводим распорку в замк­нутое положение. 7. На глаз добиваемся параллельного положения колес друг отно­сительно друга и просверливаем новое от­верстие в одной из половинок распорки. 8. Прут рулевой тяги укорачиваем с одной стороны и нарезаем новую резьбу (обрат­ную противоположному концу), хотя лучше изготовить новый прут.
Андрей Непряхин из Тамбовской области придал своей комнатной ставриде более спортивный вид, значительно обрезав (уко­ротив) спинку и подлокотники, а житель села Михайловка в Крыму, инвалид войны с ампутацией одной ноги, переделал ком­натную ставровскую коляску на рычажку. Малые колеса он соединил тягой и управляет ими с помощью здоровой ноги, пропу­щенной в петлю на подножке.
Говоря о переделках, упомяну о возмож­ности укоротить длину коляски, подняв об­резанные сверху подножки на уровень ста­канов передних колесиков. Хомутами они стягиваются с передними вертикальными направляющими сиденья (при этом коляска, правда, не станет складываться) или при­винчиваются к передним стойкам рамы (сверлятся отверстия под стяжку 8-образ-ным хомутом). Педали подножек для еще большей компактности можно развернуть вовнутрь. С этой же целью на вертикальные втулки (стаканы) передних колес можно насадить единую фанерную или дюралевую доску. Еще проще, но менее эстетично на­цепить для ног ремень. В любом случае на такой коляске при посадке в обычный пас­сажирский лифт не потребуется отстеги­вать подножки.
Чтобы стопы не соскальзывали с педалей подножки, в них всверливаются короткие (20—30мм) ограничители-столбики (болты с пробками). Ремни-стремена нежелатель­ны из-за риска упасть и переломать ноги.
Спастика, особенно у шейников, сжимает колени и разгибает спину, при этом человек постепенно соскальзывает с сиденья. Чтобы этого избежать, можно соорудить распорку бедер из пенопласта или раздвижную ме­таллическую распорку.
Впрочем, если все перечисленные пере­делки вам не под силу, конструкторское бюро и участок экспериментальных разра­боток Ставровского завода может выполнить заказ на индивидуальное изготовление коляски. Можно заказать усиленную, круп­ногабаритную или, наоборот, зауженную коляску, коляску с колесами меньшего ди­аметра для лиц со слабыми руками и т. п. Для этого нужно указать ваши требования, антропометрические данные (вес, рост, ширину таза, длину голеней), а также пре­доставить гарантийное письмо от органа социальной защиты или предприятия об оплате готовой коляски. Конечно, ее стои­мость будет в два-три раза выше, чем стан­дартной серийной коляски. Заказы направ­ляют по адресу: 601220, Владимирская об­ласть, Собинский район, пос. Ставрово, АО Ставровский завод АТО, директору Чернодарову Владимиру Алексеевичу. Надо поддерживать связь также с начальником конструкторского бюро Гордеевым Вяче­славом Викторовичем. Тел. бюро 54-541.
Самой большой популярностью и спро­сом пользуются у нас в стране коляски гер­манской фирмы Майра, имеющей более чем полувековую историю. Эта фирма все увереннее проникает на наш рынок, и боль­шую часть зарубежных колясок мы закупаем у нее. В 1990 году фирма Майра открыла

Металлическая распорка для бедер (коленей)

Металлическая распорка для бедер (коленей).

 

свое представительство в России. Оно рас­положено в здании Института протезиро­вания по адресу: г. Москва, 127486, Коро­винское шоссе, 17а, тел. 905-54-64. По этому адресу вы можете получить сведения о по­рядке приобретения коляски или другого средства реабилитации, а также заказать каталог продукции фирмы.
В конце семидесятых годов Минздрав СССР по индивидуальным заказам начал закупать за валюту коляски Майра, став­шие доступными в первую очередь для москвичей. Среди таких счастливцев ока­зался тогда и я. Помню, радовался, как ре­бенок, которому подарили трехколесный велосипед, когда пересел в это сверкающее чудо с уже упомянутого куйбышевского страшилища с облезлой краской и торчащей из подлокотников ватой. Коляска круто из­менила мою жизнь, но, по-видимому, не только в лучшую сторону. Очутившись в удобной, быстроходной, маневренной и красивой коляске, я все реже заставлял себя надевать аппараты и наконец совсем пере­стал принимать вертикальное положение. Наверное, главная причина таилась в от­сутствии силы воли и дисциплины, но и коляска была в какой-то мере повинна. Од­нако эти издержки можно было сопоставить с теми преимуществами, которые я приоб­рел! Раньше, чтобы попасть в кино, прихо­дилось обувать громоздкие аппараты, вла­чить в них тело до машины, со страхом растянуться перед публикой карабкаться по крутому проходу в зрительном зале, с тру­дом протискиваясь, усаживаться в кресло.
Через четверть часа от сдавливания аппа­ратами начиналась спастика, трясущимися коленями я вызывал естественное раздра­жение у сидящих передо мной зрителей и дальше следил уже не за тем, что происхо­дит на экране, а за своим поведением. За­имев же прекрасную коляску, я мог распо­ложиться где мне заблагорассудится и чув­ствовать себя вполне независимо и воль­готно, сознавая при этом возможность в любой момент выехать, если в том будет нужда. Со временем я настолько привык находиться в коляске, что не соглашался пересесть в кресло даже на лучшие места. Вне ее я ощущал себя черепахой, извлечен­ной из панциря.
Сейчас эта коляска, варенная-переварен­ная, ржавеет в гараже и вызывает воспоми­нания о ночных подъемах на восьмой этаж, когда ломался лифт, об экскурсиях по бу­лыжным мостовым старого Львова, о ска­лолазании в пещерных городах Крыма. Последние два года она верой и правдой послужила мне в плавательном бассейне.
Заграничные комнатные коляски различа­ются множеством параметров. При выборе модели прежде всего следует обратить вни­мание на ширину сиденья. Брать коляску с походом — значит рисковать не попасть в лифт, а тютелька в тютельку — сидеть, как в броне, не шелохнувшись, особенно зи­мой в теплой одежде. Самые ходовые раз­меры (по внутренней ширине сиденья) — 40—43 сантиметра. Далее, нужно иметь в виду съемность подлокотников и подножек, а также форму первых. Укороченные подлокотники позволяют подъехать к столу и пересесть в кровать, даже не снимая их, а на обычные длинные подлокотники можно усесться, если понадобится достать тарелку или книгу с верхней полки. Не советую выбирать сложные подножки с меняю­щимся углом подъема, если вы не страдаете контрактурой в коленном суставе, а также высокую коляску с громоздкой спинкой. Об­щепринятыми моделями, удовлетворяю­щими большинство взрослых спинальников, ампутантов и спастиков, являются Майра 3.400-16-93 или 3.500-16-93. Не рекомендую модель 3.600, так как она не снабжена той самой хитрой крестовиной, о которой шла речь раньше и которая заимствована в ставровской коляске модели 400. Аналогич­ной моделью, выпускаемой фирмой Ортопедия, является 8 26—76 с шириной си­денья 40 или 45 сантиметров, а у фирмы Фермайрен ее аналогом служит модель 728 ВО 3 ВО 6. В Бельгии мы закупаем сей­час упрощенную модель 725 или 727 со ста­ционарными подножками и с литыми или надувными малыми колесами.
Богатые на валюту фирмы, комбинаты и заводы покупают для своих инвалидов ко­ляски тех стран, с которыми у них возникли коммерческие связи. Так появились в руб­левом пространстве швейцарские, шведские, южнокорейские, японские и другие коляски. В одной из шведских складных мо­делей крестовина остроумно заменена на две створки типа ставня с вертикальной петлей, а жесткое сиденье при складывании также на петлях ломается пополам.
Невозможно даже просто упомянуть о всех разновидностях инвалидных колясок, выпускаемых западными фирмами. Для взыскательного покупателя, имеющего ва­люту или хотя бы доступ к ней, будет не­сложно заказать каталог и выбрать из сотен вариантов тот единственный, который бу­дет максимально удовлетворять его запро­сы. Надо разве что сказать о майеровских колясках из алюминия весом 17 килограм­мов (модель 2800-16—93), которые на пять килограммов легче таких же остальных, а также назвать модель 3402: у нее большие передние колеса, и потому она на б санти­метров короче рассмотренных ранее образ­цов.
Перед новичками часто встает вопрос, чему отдать предпочтение — большим или малым колесам впереди. Для меня такой проблемы не существует — только второму варианту! Постараюсь это доказать:
— С колясок, у которых малые колеса впереди, а большие сзади, удобнее переса­живаться в кровать, на другую коляску, в автомашину, в ванну и на то, что рядом с ванной, так как, сняв подножки, к ним мож­но подъехать вплотную.
— Сняв подлокотники, легче подъехать к столу, который в случае чего можно при­поднять, прибив к ножкам невысокие брус­ки, чтобы не мешали колени.
— При некотором навыке проще преодо­левать бордюрные камни и другие препят­ствия.
— Такие коляски позволяют самостоя­тельно опускаться и даже подниматься по лестнице с перилами (не верите — прочи­тайте следующую главу).
Одним из немногих преимуществ коляски первого типа, ощутимым в тесных кварти­рах и в лифтах, служит ее укорененность (за счет того, что подножки утоплены в просвет между большими колесами), но и его можно свести на нет, если в коляске второго типа снять стандартные подножки и соорудить на вертикальньк втулках малых колес еди­ную съемную ступеньку для ног, или еще проще — навесить тугой ремень для стоп. Некоторые мои знакомые, да и сам я, почти не берут в поездки подножки и обходятся подобным ремнем. Надо лишь иметь в виду, что при такой посадке на седалищные бугры приходится большая нагрузка, и поэтому требуется подушка потолще.
Другое обстоятельство, когда можно бо­лее эффективно использовать коляски пер­вого типа,— очень крутые пандусы. Если спуститься по ним на других колясках все-таки можно на задних колесах, то при по­дъеме они опрокидываются.
Итак, уверен, что вы согласились со мной:
новое поколение выбирает пепси и малые колеса впереди.
Несколько слов о подушках. Лучше всего соорудить подушку из 4—6 слоев тонкого поролона общей высотой 10—12 сантимет­ров и двух наволочек — внутренней, из во­доотталкивающей ткани, и внешней, из плотного, но не скользкого и легко стира­ющегося материала. Такую подушку удобно проветрить и заменить в ней отдельные листы. С этой же целью можно набить чехол короткими обрезками поролона. Так как подушка часто сползает с сиденья, жела­тельно привязать ее к стойкам спинки ко­ляски. Многие колясочники кладут поверх подушки куски бараньих шкур или другой мех — хорошее средство против опрелости.
Несколько лет тому назад за рубежом стали появляться противопролежневые подушки и матрацы из силиконового геля (нетвердеющего- материала типа синтети­ческого теста), принимающего форму тела. Другой тип противопролежневых подушек легко представить, если вспомнить спину с плотно сидящими медицинскими банками. Воздух из таких волдырей постоянно пере­текает, что устраняет застой в ягодицах. Такие подушки стоят несколько десятков долларов США, но дешевые гелевые подуш­ки начала выпускать фирма Медоборудование в Москве.
Советую также сшить подушку-трусы, пристегивающуюся к бедрам и животу по­ясами. Она сослужит добрую службу при перемещениях по полу во время ремонта, на огороде, пикнике и пляже. Если у вас нелады с ягодицами или копчиком, попробуйте вырезать анатомическую подушку из порис­той резины, или смастерить подушку с пе­нопластовой прокладкой и выемкой посе­редине, перекрытой одним-двумя листами тонкого поролона. При этом седалищные бугры таза не будут сдавливаться, так как вес тела распределится более равномерно на весь малый таз и бедра, а копчик вообще провиснет. Такая подушка может заменить резиновый круг, но если вы все же предпочитаете пользоваться именно кругом, ре­комендую надувать его наполовину объема и обмотать плотным бинтом.

Трусы-подушка для земляных работ
Трусы-подушка для земляных работ

Варианты самодельных противопролежневых подушек

Варианты самодельных противопролежневых подушек: анатомическая по­душка из пористой резины и подушка из сложенных велосипедных камер.

Неплохие подушки получаются из сло­женных вчетверо и связанных воедино ка­мер для велосипеда. Накачивать это соору­жение туго не следует, лишь бы ягодицы и крестец не касались твердого. Анатоми­ческую подушку можно смоделировать из слепка на гипсе, размягченной глине и т. п. В соответствии с выступами тела легко вырезать форму из достаточно твердой микропористой резины, которая исполь­зуется для мебели или для секционных си­дений сельскохозяйственных машин (ком­байнов, тракторов и т. п.). Сами эти сиденья также вполне приемлемы как подушки для колясок.
Вернемся к коляскам. Наиболее совре­менными являются коляски для активного образа жизни (активные, или полуспортив­ные). Когда я три года назад впервые увидел такую коляску у Мерилин Голден, активист­ки инвалидного движения из Калифорнии, она показалась хлипкой и куцей и так же, как Анне Дмитриевой, откровенно не понра­вилась. Со временем пришлось круто изме­нить мнение об этих колясках, очень проч­ных, легких и функциональных, хотя и не­привычных своей простотой. Теперь меня не заставишь дома пересесть с активной коляски Эдж (на американском спортив­ном жаргоне это означает преимущество) даже на комнатную Майру.
Благодаря идеальной индивидуальной центровке тяжести (путем перемещения втулок колес в прорезях рамы) и очень ма­леньким передним колесам активные ко­ляски обладают прекрасной маневреннос­тью и могут развернуться на 360° в прост­ранстве шириной не более одного метра. Так как они сделаны из алюминиевых или титановых сплавов, вес их после мгновен­ного сбрасывания больших колес простым нажатием кнопки на оси остается равным не более 5—6 килограммов. В то же время вследствие бокового развала колес они очень устойчивы, а изгиб боковин стацио­нарной подножки не дает раздвигаться и сваливаться ногам. Несмотря на низкую спинку, активные коляски с успехом исполь­зуются спинальниками с любым уровнем поражения. Кроме повседневного примене­ния в комнате и на улице, на подобных ко­лясках играют в настольный и большой теннис, в бадминтон и баскетбол, соревну­ются в слаломе. В последние годы активные коляски стали появляться у нас благодаря контактам с иностранными спортивными организациями (кстати, стоят они около 800—1000 долларов). Сейчас некоторые предприятия России в рамках конверсии берутся за серийный выпуск аналогичных колясок, но пока больших успехов на этом пути не достигнуто. К тому же даже при массовом производстве себестоимость их будет очень велика, и вряд ли многие инва­лиды смогут их приобрести без дотации или без помощи богатых спортивных клубов.
Исключением является выпуск активных колясок двух моделей — Мастер и Лам­бада, налаженный реабилитационным центром Преодоление, и хотя дешевиз­ной изготовители похвастаться тоже не мо­гут (коляски стоят около 400 долларов, что, однако, все равно в два-три раза меньше зарубежных аналогов), эти коляски отлича­ют хороший дизайн, компактность, лег­кость (они изготовлены из титана или алю­миниевого сплава) и неплохие ходовые ха­рактеристики. Важно, что сборка колясок делается инвалидами, они же шьют фурни­туру, а инструкторы центра обучают поль­зоваться такими колясками на своих регу­лярных сборах.
Спортивные коляски экстракласса — это результат совместной работы высококва­лифицированных инженеров, дизайнеров и рабочих. Стоимость их бывает очень вы­сока. Например, даже стандартная гоночная коляска стоит в США около 1500—2000 долларов. Не намного меньше цены хоро­ших баскетбольных колясок фирм Сопур, Ортопедия или Майра. Современные гоночные стайерские коляски снабжены компьютерами, фиксирующими не только скорость в момент движения, но и среднюю скорость по трассе, а также пробег. Вес их не превышает 7—8 килограммов. На коляс­ках, предоставленных фирмой Майра, ле­том 1991 года совершили пробег Москва — Киев — Кривой Рог семеро ребят и одна девушка, представители разных республик и городов от Мукачево до Магадана, а трое из них на таких же колясках за полгода добра­лись от Владивостока до С.-Петербурга. Конечно, в таких сверхдальних пробегах не выдерживают не только колеса, но и рамы, которые приходится многократно варить. Надо сказать, что высококлассные гоночные коляски изготавливаются индивидуально под конкретного гонщика, с определенным весом, шириной бедер, высотой тела и т. п., поэтому рискованно покупать или заказы­вать дорогие импортные коляски для гонок даже клубам, которые не знают, куда девать деньги.
Спортивные коляски разного назначения, в основном для спринта и средних дистан­ций, пытались производить небольшими партиями некоторые кооперативы и мас­терские, в частности предприятие Банк в Минске, но они много уступали зарубежным образцам. На этом фоне выгодно выделя­ются гоночные коляски ТОО Люкор в С.-Петербурге, имеющие к тому же вполне пристойную стоимость. На этих колясках не гнушается гонять элита русских марафон­цев, так как по своим параметрам они близ­ки к западным моделям. Современные го­ночные коляски делаются с одним перед­ним меньшим по диаметру колесом. Спорт­смен сидит очень низко в висячей люльке, так, что колени касаются груди, а задние колеса — подмышек. Обручи крепятся пря­мо на спицы, а для более эффективного их толкания гонщики надевают специальные перчатки. Скорость на колясках по ровной трассе достигает 30, а на спусках — 60 км/час.
Баскетбольные и теннисные коляски от­личаются от активных большим развалом колес, который предохраняет от завалива­ния на бок и от травм рук при столкновении и очень маленькими верткими передними колесиками. Чтобы уберечь пальцы, спицы прикрыты пластиковыми дисками-щитка­ми. Спинки очень низкие. Баскетбольные коляски также пытаются производить не­которые российские малые или конверси­онные предприятия. Одно из них — НПО Композит при Уральском филиале ин­ститута металловедения в Перми. Вес их игровых колясок снижен до 12 кг. Адрес предприятия: 614014, г. Пермь, УФ ЦНИ-ИМВ, тел.: (3422) 72-65-70; 72-90-11, телекс 134538 Утес.
К спортивным коляскам следует также отнести различные веломобили, роумобили и туристические коляски для пересеченной местности. Веломобили — это обычно трех­колесные устройства с цепной передачей на переднем колесе и педальным ручным дви­жителем с зубчатыми передачами. Они развивают скорость свыше 30 км/час. Выда­ющийся гонщик, спинальник из США Дэвид Корнелсен, прошел на своем веломобиле 4750 километров за 18 дней и 17 часов, а рекорд его суточного пробега в 1990 году равнялся 380 километрам. У нас похожие коляски по индивидуальному заказу дела­лись в С.-Петербурге, а сейчас завод Боль­шевик сделал небольшую серию прогулоч­ных веломобилей, на которых представите­ли 15 бывших республик СССР навещают их столицы.
На рычажном роумобиле (от английского глагола роу — грести) спортсмен делает движения, похожие на греблю. В США гонки на роумобилях входят в состав триатлона (плавание и гонки на колясках). Машину наподобие роумобиля, но с Т-образным рычагом между ногами, сконструировал москвич Андрей Желудов, участник переда­чи Это вы можете, показанной по Цент­ральному телевидению весной 1991 года. Многочисленные модификации таких ко­лясок он использовал в течение нескольких лет и для деловых поездок по Москве и для туристических вылазок. В последнее время он увлекся горным туризмом и скомпоновал специальную коляску для бездорожья и кру­тых склонов, приводимую в движение обычными обручами. В Америке делаются туристические коляски, по форме похожие на багги. Мощная рама, колеса с развалом, грубыми протекторами и дисковыми тор­мозами, а также с двумя обручами для склонов разной крутизны дают возмож­ность преодолевать подъемы до 20°.
Прогулочные (рычажные) коляски в ос­новном бытуют только у нас, да еще в странах третьего мира. На Западе от них почти отказались, так как для поездок на открытом воздухе используют электроко­ляски. Качество дорожного покрытия, от­менное, не в пример нашему, позволяет прогуливаться и на обычных комнатных или активных колясках. Западные фирмы, такие как Майра или Соча, выпускают рычаж­ки главным образом на наш рынок.
Ставровский завод производит аналог старой майеровской рычажки, сохраняя ее индекс 407, с большими передними коле­сами.Их, как и комнатные коляски этого предприятия, в России распределяют бес­платно органы социальной защиты населения по решению районной врачебно-трудовой экспертной комиссии (ВТЭК). На чер­ном рынке они стоят вдвое-втрое дешевле, чем Соча, и втрое-четверо дешевле Майры-406 с большими задними колеса­ми. Единственным преимуществом рычажек модели 407 является легкость на ходу за счет ведущих меньшего диаметра колес (но при более частой работе рычагами). По сравнению с рычажкой Соча, весящей 43 килограмма, ставровская гораздо легче (35 кг) и имеет рулевое устройство на обеих рычагах, что важно для некоторых шейников и лиц с одной рукой. Главный их недос­таток — малая проходимость из-за пробук­совки передних ведущих колес, смещенных вперед из-под центра тяжести седока, а также малая маневренность (большой ра­диус поворота). Пересаживаться с такой коляски в машину или на кровать менее удобно, чем с колясок с малыми передними колесами. Завод готовит выпуск модели 406.
Словенская (югославская) рычажка модели VI-7, выпускаемая в Любляне,— настоящий трактор по весу, проходимости и прочности. Поэтому крепкие парни пред­почитают ее другим моделям прогулочных колясок, но для шейников и женщин, конеч­но, больше подходит Майра-406, достать которую становится все труднее. Летом 1993 года на рынке в Саках Майра стоила вшестеро дороже ставровской.
Выпуск детских (подростковых) колясок у настолько начинается на заводе в Ставрово. Они имеют вполне пристойный вид. Но детским рукам трудно дотянуться до веду­щих колес, имеющих небольшой диаметр. Заслуживает внимания специальный дере­вянный стульчик с фиксаторами головы и ног и с игровым и обеденным столиком для детей-спастиков от 2 до 8 лет, а также бе­лорусско-польская детская комнатная коляска 5067-01, собираемая в Минске пред­приятием БелРеас (тел. 64-16-08; факс (0172) 20-44-05). Стоит такая коляска около 200 долларов США.
Похожие коляски для детей 3—8 лет вы­пускает  совместное  русско-словенское предприятие Интехника в С.-Петербурге (191040, Невский проспект, 81; тел.:
277-79-83, 277-79-10, 213-19-59). Их цена вы­ше белорусских — около 300 долларов. Эта же фирма, кстати, делает легкие ходилки, козелки и канадские палочки. Неплохие детские активные коляски собирается производить уже упомянутое пермское пред­приятие Композит. Вес колясок для детей до 14 лет около 12 килограммов, а ширина сиденья может меняться от 23 до 32 сан­тиметров. Стоимость колясок намного ни­же других образцов.
В идеале инвалиду, ведущему активный образ жизни, то есть работающему и часто выбирающемуся из дому, а также занима­ющемуся спортом, желательно иметь не­сколько портативньх комнатных и одну прогулочную коляску. Я представляю себе их использование следующим образом. До­ма вы сидите на активной коляске, на ней же выезжаете на машине на тренировки, до­пустим, по настольному теннису. В багажнике машины постоянно лежит вторая ко­ляска, похуже и постарше, в которую можно пересесть на улице, на работе, в кино, в ма­газине и т. п. Совсем старая коляска, остав­шаяся от лучших времен, выручит вас в грязную погоду и зимой. На ней можно только добраться до гаража и оставить там до возвращения. Наконец, на рычажке, стоящей в гараже, вам захочется добраться до ближайшего парка или леса. Может быть, этой схемой я вызову возмущение ребят, для которых достать любую и единственную коляску и то целая проблема, но все же у инвалидов с большим стажем накаплива­ются развалюхи, из которых можно уком­плектовать пару вполне сносных колясок.
Несколько маленьких хитростей, которые помогут вам продлить срок жизни старых колясок.
Не выкидывайте старые покрышки, если, например, у них вырвался проволочный обод. Их можно использовать в качестве галош, надетых на новую резину, которую поначалу жалко трепать по плохим дорогам, или, наоборот, — на покрышки, дышащие на ладан, которые вот-вот протрутся. Для это­го надо лишь спустить воздух из камер, на­пялить галоши поверх покрышек без бортировки и снова накачать колеса. Двойная резина подстрахует от проколов, хотя обу­тая таким образом коляска станет немного тяжелее на ходу. В дождливые сезоны ре­комендую хотя бы раз в месяц проветри­вать внутренние покрышки.
Если проволочный корд отслоился на ма­леньких надувных колесах комнатной или прогулочной коляски, то его можно при­шить внахлест шелковой грубой ниткой или просмоленной дратвой — покрышка про­ходит еще месяц-другой, пока вы достанете дефицитную резину. Кстати, малые колеса комнатных колясок заменяются с успехом на колеса от спортивных лыжероллеров, а к малым колесам рычажек подходит резина от детских самокатов.
Если старая покрышка начинает жевать камеру (как резина в коляске Соча), то под покрышку надо подложить прокладку, вы­резанную из старой камеры.
Сильно изношенное сиденье складных колясок можно поменять местами со спин­кой, а если разболтались саморезы, кото­рыми сиденье крепится к раме, советую просверлить в ней сквозные отверстия под болты с гайками.
Что делать зимой, если машины нет или гараж занесло, а хочется попасть в кино не­подалеку или в гости в соседний дом? Заве­дите пару коротких детских лыж и укрепите на каждой по паре отрезков швеллера, загнутых спереди. В них фиксируются колеса коляски, и с помощью лыжных палок вы сможете добраться куда угодно, а через суг­робы вас подтолкнет любой прохожий. По плотному снегу можно толкаться лыжными палками и без лыж — руки не замерзнут и не намокнут. Петр Симоненко из Подмо­сковья ежедневно ездит на работу на ко­ляске с лыжными палками, и не только зи­мой. Такой же способ передвижения, нас­колько я знаю, практикуют норвежские и эстонские спортсмены.
Человеку со слабыми руками пускаться в дальние прогулки тяжело. Отец и сын Ухановы, Дмитрий и Игорь Михайлович из по­селка Балобаново Калужской области, изоб­рели вело-колясочный тандем. Дмитрий управляет рулями ставровской рычажки 406 с отключенными рычагами (в данном случае большие колеса спереди имеют преиму­щество), а отец на жесткой шарнирной сцепке едет сзади на велосипеде. Семикилометровый путь от сакского санатория до ближайшего морского берега занимает у них меньше получаса. Сцепка-буксир сдела­на из полой штанги, изогнутой по профилю велосипедного колеса. С обоих концов в трубку завальцованы или заварены нако­нечники рулевых тяг от автомобиля ГАЗ-69 или 469 (они менее дефицитны и не дороги). Эти шарниры позволяют сцепке свободно двигаться во всех плоскостях. Палец шар­нира вставляется в рамку-кронштейн на вертикальной стойке руля велосипеда и фиксируется барашком. Второй шарнир крепится на горизонтальной распорке рамы коляски и таким же барашком зажимается снизу.
Позволю себе дать новичкам один прак­тический совет. Если вы собираетесь на ка­кой-нибудь курорт, не торопитесь купить коляску в своем городе. Во-первых, не имея опыта, вы рискуете приобрести не то, а во-вторых, втридорога. В спинальных сана­ториях и около них существуют своего рода биржи разнообразных колясок, которые свозятся ветеранами со всех концов света. Здесь же можно достать запасные части и резину, а также взять коляску напрокат у местных жителей. Лишние, в том числе да­реные коляски, сбываются здесь в два, а то и в три раза дешевле, чем в больших горо­дах. Например, новую комнатную Майру летом 1994 года в Саках можно было купить за 300 долларов.
Наконец последнее. Если в вашем городе создано общество инвалидов, неплохо бы при нем организовать пункт проката и об­мена колясок с банком данных о наличии и нуждаемости. Прогулочные коляски надо иметь в прокате в каждом парке, на крупных выставках, причем позаботиться об этом должны сами инвалиды, так как властям до этого еще долго не будет дела.

 



Популярные материалы Популярные материалы





Облако тегов Облако тегов

 
 
Советую прочитать
 
 
Следите за нами
 
В Контакте Facebook Twitter Livejournal YouTube
 
Случайный анекдот
 
 
Другие проекты сайта
 
 
 
 
 
Создан: 02/28/2001.
Copyright © 2001-aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.