представляю информацию по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. на
 
 
Меню
Раздел Библиотека
Реклама
         
 Главная
 Библиотека
 Видеоматериалы
 Законодательство
 Мед. реабилитация
 Проф. реабилитация
 Соц. реабилитация
 Дети-инвалиды
 Советы по уходу
 Образование
 Трудоустройство
 Физкультура
 Инваспорт
 Автотранспорт
 Инватехника
 Творчество
 Знакомства
 Секс
 Персональные сайты
 Сайты организаций
 Консультации
 
Поиск по сайту
 

Программы
 
Программы для работы с сайтом: Download Master, WinRar, STDU Viewer и форматы книг. Подробнее...
 
Объявления
 
 
Помощь сайту
 
WebMoney-кошелёк R102054310579
  Яndex-кошелёк 41001248705898
 
Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. - информация для инвалида-колясочника.
 
Ваш баннер
 
Рейтинг@Mail.ru
Tatarstan.Net - все сайты Татарстана
Rambler's Top100
 
 


Здрасьте, власти, или Что изменилось?

Раньше в газетах была такая рубрика: По следам наших выстпулений. Это значит, газета написала — меры приняты. Кому-то дали квартиру, кого-то сняли с начальни­ческого кресла, кого-то, наоборот, восстановили на работе.
Ля ан
Марафон — не газетная статья. Но, оглядыва­ясь на прошедшее, очень хочется подвести деловые итоги. Я вывожу на бумаге заглавными буквами Что изменилось? И делю лист на три части. По­тому что мне важно учесть очень разные переме­ны. Первая — в отношениях с властями.
Знаете, они очень разные, эти самые власти на местах. И реакция их на вторжение инвалидов в жизнь была нескольких типов.
Самый распространенный вариант — вежливое удивление. Еще его можно назвать этнографиче­ским интересом. Порой складывалось впечатле­ние, что первые лица города или района и впрямь прежде, до того, воспринимали инвалидов лишь как теоретический объект попечений и забот. Столк­нувшись же с людьми на колясках воочию, они за­частую просто терялись, не зная, как себя вести. Но
во многих побеждал непосредственный человечес­кий интерес к иной жизни, к иному миру. Этому, кстати, способствовал простой тест: мэрам городов  ^ предлагали сесть в инвалидную коляску и поездить на ней. Помню, Горнозаводск был единствен­ным пунктом на всем пути нашего следования,   I где глава администрации города Леонид Николаевич Сафонов согласился это сделать. Задание было   ( элементарное: проехать несколько метров до вхо­да в ДК, где проходил круглый стол, и добраться до зала заседаний.
И сразу стали очевидны все непроезжие места и непреодолимые порожки. И стало заметно, как не­удобно сконструированы дверные ручки (да и сами двери). И выключатели. И т. д.
Говорят, что в Англии именно так в свое время разворачивали представителей власти лицом к проблемам инвалидов. И делали это, кстати, жур­налисты, Общество инвалидов предложило мэру одного из городов провести его рабочий день — всего лишь один день! — в инвалидной коляске. Дотош­ные фоторепортеры фиксировали каждый его шаг. Потом об этом появился большой репортаж в ме­стной газете. Со снимками — курьезными и пе­чальными...
Англичане уверяют: прием оказался очень действенным. У нас, к сожалению, далеко не все главы   ( городских администраций демонстрировали западный подход к делу.                             '
Нередко проявлялась другая позиция — актив­ное обещание.                                  ,
Помню, в одном из городов в актовом зале ги­гантского Дворца культуры, пользуясь случаем встретиться с представителями администрации, со­брались все, кто когда-то безуспешно пытался попасть к ним на прием. И теперь густым потоком лились частные просьбы и жалобы.
Энергичный, импозантный глава никому не от­казывал. Приходи, и тебе дам (построю, вставлю, подпишу), — примерно так звучал его ответ на все вопросы местной публики.
В конце концов марафонцы не выдержали:
— Это же невозможно! Не вы лично должны эти случаи разбирать — ваше дело создать систему, работающую систему, при которой таких жалоб просто не будет.
И вот здесь разговор пошел гораздо трудней. Оказалось, треть инвалидов-опорников, проживаю­щих в городе, не имеет колясок. А немолодые сест­ры-инвалиды жаловались на то, что много лет про­сили сделать пандус у подъезда. В конце концов его соорудили, но такой неудобный, что въехать по нему в подъезд практически невозможно...
— Вот все у нас так! — сокрушались марафон­цы. — Сделают — и вроде отчитаются, что молод­цы, но лучше бы и не делали.
Но все-таки, думается, и такие встречи были не напрасны.
А самой приятной реакцией властей была реак­ция по типу Я и не подозревал, что вы нормаль­ные люди. Такую фразу никто из городских ру­ководителей вслух, конечно же, не произносил. Но она определенно читалась на их лицах.
Помню, как в Березниках по настрою мэра Алек­сандра Николаевича Мошкина было видно: он при­шел отработать, отпредставительствовать оче­редное мероприятие. Приятно, конечно, что сам выбрался, а не только замов-специалистов прислал. Но все-таки...
Однако первые же выступления марафонцев убедили: попредставительствовать Александру Николаевичу не удастся. Он включился в раз­говор. Живо включился — да так, что вместо зап­ланированных полутора часов разговор продолжал­ся три с половиной.
— Чтобы всерьез, а не для показухи решить те проблемы, о которых вы говорите, надо перестраи­вать все городское хозяйство, — говорил он, — но для этого необходим программный подход. Необ­ходимо, чтобы в обществе инвалидов были грамот­ные чиновники. Да, чиновники! Не просто душев­ные, способные посочувствовать чужому (или свое­му) горю люди, а специалисты, с которыми мои со­трудники могли бы сесть и, разговаривая на одном языке, распределить финансовые потоки. Нуждаю­щихся сегодня очень много — это и учителя, и ме­дики, и коммунальщики. И если сегодня, скажем, поставить березниковским властям оценку, как они, эти власти, работают с людьми ограниченных воз­можностей, наверное, будет два с минусом. Но это не значит, что сейчас надо все бросить и заняться именно проблемами инвалидов. Моя задача как мэра — выработать механизм решения финансо­вых проблем.
— Правильно понимаете, — соглашались мара­фонцы. И улыбались лукаво — ведь для них-то главным психологическим итогом этой встречи можно считать такой: Мошкин увидел в лице ин­валидов партнеров. Не убогих просителей, не объект социальной помощи, а собеседников, с которыми необходимо говорить на одном языке, на равных обсуждать равно волнующие всех проблемы. До­стойных собеседников, одним словом.
Не зря же месяца через два после этого круг­лого стола мэр Березников сам пришел в гости в общество инвалидов (Господи! — изумилась пред­седатель. — До марафона я полгода не могла к нему на прием попасть. А тут — сам пришел, делами нашими интересуется. Проняло, значит.)
Выходит, так.
И те перемены в отношениях к проблемам ин­валидов, что произошли позже на всех этажах об­ластной власти, опираются именно на такую реак­цию.
Что же произошло?
Состоялся координационный совет при вице-губернаторе области, итогом которого стало поста­новление губернатора по созданию безбарьерной среды для инвалидов Прикамья.
Прокуратура Пермской области на своей колле­гии рассмотрела вопрос об исполнении Федераль­ного Закона О социальной защите инвалидов и выдала предписания районным прокурорам уже­сточить контроль за исполнением этого закона. В районных обществах поговаривают о том, что не худо бы обращаться в суд с исками о неисполне­нии закона.
Перемены, инициированные марафоном, косну­лись не только властей. Они коснулись и самих инвалидов. И марафонцев, и их товарищей по не­счастью.
Леночку Габаеву устроили на работу: она пси­холог в своем Боровске. Володя Механошин — собственными усилиями, чуть ли не в одиночку — организовал у себя в Нытве такой же круглый стол, какие проводили марафонцы на своем пути.
Инвалиды, члены ВОЙ, из южных районов При­камья, вдохновленные опытом северных соседей и слегка задетые тем обстоятельством, что их вро­де как обошли вниманием, устроили свой собственный марафон-агитпробег. На этот раз — на маши­нах с ручным управлением.
Гриша Вотинов всерьез настроился на создание клуба инвалидов-автолюбителей.
Ну, а в школах Перми и области начались Уро­ки доброты. Ведут их молодые члены ВОЙ. Раз в неделю в каждом классе проходит занятие, посвя­щенное пониманию проблем инвалидности.
И еще, я думаю, изменились мы сами, прикос­нувшиеся к чужим судьбам. Помните, как сказала волонтерка Оля Волкова на одной из встреч, состо­явшейся после марафона? Мы сейчас с ребятами, когда по городу ходим, все ступеньки считаем, все порожки учитываем...
Правление областной организации ВОЙ вместе со студентами-волонтерами и молодыми социоло­гами университета разработало специальную анке­ту. В Перми проводится социологическое исследо­вание по изучению безбарьерной среды. Результа­том его станет карта Пермь — город для всех, где будут отмечены все общественно значимые ме­ста, доступные для посещения инвалиду-колясоч­нику.
НАШ МИР ЕДИН

У дегустаторов вин есть такой термин — послевкусие. Это когда глоток сделан, а ощу­щение от него еще. держится во рту. Память вкуса. Почему-то эту память дегустаторы вы­деляют особо. Бывает, наверное, так, что вкус замечательный, а послевкусие — бр-р... И чем приятнее и дольше это самое после­вкусие, тем благороднее и выше качество на­питка. Тем больше он ценится.
Короче, если хочешь познать истинную цену случившемуся, прислушайся к его пос­левкусию. Какую память оставило оно по себе?
Из марафона на инвалидных колясках я вернулась другим человеком.
— Тебя будто подменили, — улыбались знакомые. — Ты чего такая счастливая-то? Прямо светишься вся!
Я пыталась что-то объяснить и с удивле­нием обнаруживала: да, эти две недели были прожиты так, как никакие другие в моей жизни. Они были наполнены счастьем. Сча­стьем? Попробуем разобраться.
Несколько лет назад мне довелось посе­тить в составе пермской делегации г. Окс­форд в Великобритании. Помню, тогда я просто обалдела от восторга.
Сегодня, анализируя и сортируя свои впе­чатления, отчетливо понимаю: по силе эмо­ций, количеству открытий, по степени инте-ресности то и другое путешествия мало того, что вполне сопоставимы. Марафон-то еще, пожалуй, посильнее английского турне бу­дет.
Странно? Удивительно? А ничего удиви­тельного. Путешествие — это ведь что? Зна­комство, узнавание. Иной страны, иного ук­лада жизни, иных нравов, обычаев, традиций, иной психологии, иной культуры.
Про страну Байрона и Диккенса, Моэма и Голсуорси я читала достаточно много. Плюс Корни дуба Всеволода Овчинникова, плюс Понять британцев Карен Хьюитт...
Страна под названием Инвалидия была известна мне гораздо меньше. А ведь здесь тоже свой уклад, свои нравы, свои обычаи и культурные традиции... Одна лишь разни­ца: обитатели этой таинственной страны говорят с тобой на одном языке. Тонкости душевных переживаний им не надо объяс­нять жестами или извиняющимися улыб­ками: Как это будет по-русски?
Может быть, оттого мне в марафоне и было интереснее, чем в Оксфорде?
То, что я увидела в Англии, радовало уз­наванием: надо же, все правда, все так и есть, как ожидалось.
То, что я узнала в марафоне, заставило по-иному увидеть собственную страну, свой мир, себя саму. Увидеть — и удивиться, по­рой ужаснуться, испугаться, растрогаться до слез, а главное — восхититься. Страна Ин-валидия, как еще не затонувшая (или под­нявшаяся со дна?) Атлантида, одарила со­кровищами и поразила ощущением зыбко­сти границ между нашим и их мирами. И внушила простую мысль, простую и важ­ную, как все прописные истины: чтобы мир был ясен и гармоничен, надо знать друг дру­га. Знать, уважать и уметь сосуществовать, не унижая соседских прав. Потому что ино­го, раздельного существования просто не может быть.

 



Популярные материалы Популярные материалы





Облако тегов Облако тегов

 
 
Советую прочитать
 
 
Следите за нами
 
В Контакте Facebook Twitter Livejournal YouTube
 
Случайный анекдот
 
 
Другие проекты сайта
 
 
 
 
 
Создан: 02/28/2001.
Copyright © 2001-aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.