представляю информацию по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. на
 
 
Меню
Раздел Библиотека
Реклама
         
 Главная
 Библиотека
 Видеоматериалы
 Законодательство
 Мед. реабилитация
 Проф. реабилитация
 Соц. реабилитация
 Дети-инвалиды
 Советы по уходу
 Образование
 Трудоустройство
 Физкультура
 Инваспорт
 Автотранспорт
 Инватехника
 Творчество
 Знакомства
 Секс
 Персональные сайты
 Сайты организаций
 Консультации
 
Поиск по сайту
 

Программы
 
Программы для работы с сайтом: Download Master, WinRar, STDU Viewer и форматы книг. Подробнее...
 
Объявления
 
 
Помощь сайту
 
WebMoney-кошелёк R102054310579
  Яndex-кошелёк 41001248705898
 
Мой баннер
 
Информация по реабилитации инвалида-колясочника, спинальника и др. - информация для инвалида-колясочника.
 
Ваш баннер
 
Рейтинг@Mail.ru
Tatarstan.Net - все сайты Татарстана
Rambler's Top100
 
 

Глава 13

От услуг приходящей прачки давно пришлось отказаться. На мне оказались все домаш-ние дела, занятия с Карен и общественная работа, поэтому Мари и Глории пришлось часть моих обязанностей взять на себя. Впрочем, это пошло им только на пользу. Еже-дневно видя, каких неимоверных усилий стоит Карен сделать самые простые вещи, те, которые мы делаем не замечая, они с детства учились сочувствию и состраданию. И это тоже было им на пользу. Карен очень любила музыку, и мы всячески старались поддерживать этот интерес, развивать у нее слух и чувство ритма. У нас был радиоприемник с проигрывателем. В шесть лет она просила поставить ей Щелкунчика, а в семь — Травиату. Каждый день после ужина мы на пятнадцать минут собирались послушать музыку. Карен вставала к брусьям, мы танцевали. Однажды мы с Мари изображали Марш дере-вянных солдатиков, и Карен тоже танцевала — раскачивалась и дрыгала ногами. Вдруг Мари остановилась и бросилась вон из комнаты. Я подождала, но она не возвра-щалась. Тогда я пошла искать и нашла ее у себя в спальне. Она лежала на кровати и горько рыдала. — Что случилось? У тебя что-то болит? — испуганно спросила я. За все свои девять лет она никогда так не плакала. Я в растерянности склонилась над ней. Мари обхватила меня руками и притянула рядом с собой на кровать. Успокоившись, что она цела и невредима, я дала ей выплакаться. Рыдания душили ее и только спустя некоторое время стали понемногу стихать. Она повернула ко мне заплаканное лицо и произнесла пронзившую мне сердце фразу: — Как больно смотреть на нее. Если бы я только могла отдать ей свои ноги, — и Ма-ри снова расплакалась. Хотя по-прежнему маленькая для своего возраста, Карен подросла за лето и попра-вилась на восемь фунтов. Носить ее становилось все труднее, к тому же еще мешал кор-сет. Это случилось в пятницу, шестого сентября 1946 года. Я понесла Карен наверх, спо-ткнулась и с большим трудом удержалась, чтобы не упасть. Испуганная, я села на сту-пеньки, посадив ее на колени. Ох, какая же она тяжелая, — подумала я. — Почему я раньше не замечала? Тут я сообразила, что Джимми был в отпуске почти месяц, и мне не приходилось но-сить Карен. И здесь, на полутемной лестнице, мне в голову пришла ужасная мысль, словно клещами сдавившая мне сердце. Я крепко прижала к себе Карен. — Мамочка, пусти, мне больно. Я разжала руки и прислонилась к стене. Эта мысль перечеркнула всю радость, все прошлогодние успехи — самый главный фактор воспитания дочери стал нам недосту-пен. Мои слезы падали ей на лицо, а тельце сотрясалось от моих рыданий. Карен нико-гда не видела меня плачущей, тем более так горько и безысходно. — Мамочка, у тебя что-то болит? Ну пожалуйста, не плачь. Ну мамочка, что случи-лось? Где больно? Она обхватила меня и крепко прижалась ко мне лицом. — Ногу подвернула, — наконец смогла произнести я. Меня снова стали душить ры-дания, и я изо всех сил старалась с ними справиться. — Сейчас пройдет, уже не так больно. И про себя: Боже, как мне сказать ей о том, что она не может вернуться в школу? Это разобьет ей сердце, и Джимми тоже. Я вытерла глаза и встала. — Идем, киска. Тебе пора спать. Я наклонилась, взяла ее на руки, отнесла наверх, вымыла и уложила спать. Вернув-шись к себе в комнату, я села в кресло. В прошлом году сестре Розалии было все труднее и труднее носить ее, а нынче это будет просто невозможно. Если мне, которая делает это ежедневно уже шесть лет, становится трудно поднимать и носить Карен, монахиня, у которой целый класс детей, постоянно требующих ее сил и внимания, с этим никак не сможет справиться. Я встала на колени и попросила Бога помочь мне сделать так, чтобы для Карен это оказалось как можно меньшим потрясением. Она проснулась одновременно с Рори и, после того как они оделись, я предложила всем вместе построить из кубиков большой дом. Потом пришла соседская девочка, мы послушали музыку, поплясали, и все время меня не покидала мысль: Когда лучше все-го ей сказать? Я начала купать их около шести, и, намыливая Карен, как бы между прочим сказала: — А знаешь, Воробышек, ты очень выросла за лето. Ты гораздо выше и толще, чем в прошлом году, и сестра Розалия не сможет теперь тебя носить, поэтому ты нынче оста-нешься дома и будешь помогать мне с Рори. Будешь учить его всему, что умеешь сама, он уже достаточно большой. А к тебе будет приходить домой учительница. — Я говори-ла и говорила, не закрывая рта и продолжая мыть Карен. — Мы с тобой хорошенько позанимаемся, ты научишься все делать сама и сможешь вернуться в школу. Сестра Розалия не такая сильная, как мама, и если она будет следить за всеми детьми, да еще помогать тебе, то может даже заболеть. Мы же этого не хотим, правда? У нее задрожали губы, и слезы ручьем полились по веснушкам. Я домыла Карен, вы-терла ее и, завернув в полотенце, посадила к себе на колени. — Я понимаю, как тебе тяжело, — сказала я, — и мне очень жаль, что так случилось, но только подумай, как здорово будет вместе вести домашнее хозяйство. Я накинула на нее ночную рубашку. — Конечно, это нелегко, но постарайся быть умницей. — Хорошо, я постараюсь, — только и сказала она. Самым трудным был первый день школьных занятий. Я с вечера приготовила одеж-ду Мари. Утром она волновалась и не хотела завтракать. Потом ее надо было уговари-вать чистить зубы; она так вертелась и дергалась, что причесывать ее пришлось вдвое дольше обычного. Наконец, она была готова — чистенькая и накрахмаленная. Как толь-ко был завязан последний бант, она бросилась к дверям, остановилась, бросилась об-ратно, расцеловала всех — Рори, Карен, меня, кошек, кроликов и собаку. — До свидания, до свидания, — пела она, сбегая с холма. Я стояла у дверей с Карен на руках, и мы смотрели вслед Мари, пока та не скрылась из глаз. Мимо нас веселыми шумными стайками, размахивая портфелями и коробками для завтрака, пробегали ребятишки, одетые в яркие, нарядные платьица и курточки. — Мамочка, — Карен повернулась и взглянула на меня полными слез глазами, — я когда-нибудь пойду снова в школу? — Думаю, да, — ласково и уверенно ответила я. — Это и есть одна из целей, ради которых мы так много работаем. — И я бы тоже сегодня пошла с Сэнди и Рут Энн, — вздохнула она. Нам обеим нужно было срочно отвлечься, заняться чем-то другим. — Идем, Воробышек. Мы вернулись в кухню и сели к столу. Я достала носовой платок: — Вытри слезы, а то затопишь всю кухню. Вдвоем мы досуха вытерли ей щеки. — Давай приготовим что-нибудь особенное папе на обед. Я посадила ее на специальный стул, сантиметров на двадцать выше обычного и с широ-кой подножкой. (Лучше всего был бы, конечно, высокий детский стульчик, но шести-летний ребенок в него не влезает.) Я по- двинула ее поближе к столу, надела передник — точно такой, как у меня, — и привяза-ла шарфом к спинке стула. Потом из кладовой принесла миску и банку томатов, откры-ла и поставила на стол. — Помоги мне, пожалуйста, готовить обед. С трудом, двумя руками, она взяла банку и опрокинула ее в миску. И пролила совсем немного. Я нарезала лук, смешала с томатами, добавила приправы и дала ей коробку панировочных сухарей. Рори горел желанием помочь. Ему пришлось тоже дать коробку (конечно, пустую), он подержал ее над миской, а потом принялся гонять по кухне вместо мяча. Наиграв-шись, потребовал: — Каен, дать Лоли пить мака, — что означало: Карен, дай Рори попить молока. От Карен требовались немалые усилия, чтобы удержать коробку с сухарями, пере-вернуть ее, трясти, да еще следить, куда они сыпятся. Она справилась с работой и про-сыпала на колени, на стол и на пол не больше половины. Я засмеялась и сказала: — Теперь ходить по кухне будет рискованно. — Мамочка, что такое рискованно? — Опасно. — Рискованно... — она словно пробовала слово на вкус. — Лазать по деревьям мо-жет быть рискованно. Я кивнула. Карен улыбнулась, довольная, что в ее словаре появилось новое слово. Я не преувеличивала, когда сказала, что ходить по нашей кухне было рискованно. Благодаря изобилию кошек, собак и кроликов, игрушек и мячей, да еще черепахе в при-дачу у членов семьи выработалась довольно специфическая походка. Нормальный шаг, когда поднимаешь ногу и опускаешь ее на пол нередко заканчивался членовредительст-вом, поскольку нога вставала не на твердый пол, а на какое-нибудь, пытающееся увер-нуться от вас животное или выскальзывающую из-под ноги игрушку. Вот так, скользя по рассыпанным по полу крошкам, я почувствовала себя, как Мэри Пикфорд в фильме Вход с черного. — Послушай, Карен, — начала я, — мне вспомнилась замечательная история. Однаж-ды... — Так, рассказывая эту очаровательную историю, я достала швабру и начала уби-рать оставшийся после нашей стряпни беспорядок. Пол был такой скользкий, что време-нами мне приходилось прерывать свое повествование и удерживать равновесие, исполь-зуя швабру, как лыжную палку. Наконец, я подмела пол, налила себе чашку кофе, села и закончила рассказ. Карен хохотала до упаду. — Она, наверное, выглядела в точности как ты. Какая хорошая история! — Апать, исе, — потребовал мой сын, обожавший слушать, когда рассказывают, даже если он и не понимал смысл слов. — В другой раз, — ответила я, хватая его в тот самый момент, когда он запустил обе руки в миску. — Мамочка, включи радио, — попросила Карен, — и пока ты пьешь кофе, мы поигра-ем в нашу игру. Я включила приемник и поймала ту станцию, которая каждый день по несколько ча-сов передает классическую музыку. Мы слушали, а потом рассказывали друг другу, какие картины вызывает в нас эта музыка. Это было очень интересно и к тому же познаватель-но, и я люблю такую игру не меньше Карен — она помогала развивать вкус к музыке. А самое главное — Карен училась слушать. Она начала узнавать композиторов, различать инструменты в оркестре. У нее оказалось врожденное чувство ритма и рано проявился абсолютный слух. Я видела радость Карен, когда в комнату ворвались сверкающие звуки Щелкунчика и целиком захватили ее. У нее такое подвижное личико — никогда не угадаешь, что с ним произойдет в следующую секунду. Музыка на время отвлекла ее от утренней обиды, а я, сидя за кофе, думала о своей дочери. Затрудненные движения, физический дискомфорт, боль, чувство безысходности и одиночества — и, с другой сто- роны, ясная речь, бесспорно жизнерадостная личность и острый ум. Но как мы сумеем развить этот ум? Я наблюдала за Карен. Давным-давно мы прозвали ее Воробышком. Такое прозвище подходило ей как нельзя больше. Она очень напоминала этих славных созданий — крошечных, бойких, друже-любных и отнюдь не робких. У нее был звонкий, нежный голосок, и она была такая же общительная, как они. В силу обстоятельств она много времени проводила в обществе взрослых и научилась не смущаться в любой компании. Она легко заводила дружбу с людьми любого возраста, и это в какой-то степени помогало сгладить одиночество, на которое обречен любой необычный ребенок. Проделав ежедневные упражнения и массаж, я решила не заниматься в тот день до-машними делами, а отправиться куда-нибудь с Карен и постараться развлечь ее. — Если ты поможешь мне надеть на Рори свитер, мы все отправимся в Виллидж. — Вот хорошо-то! — весело воскликнула она, а потом брату: — Иди сюда, сынок. Он радостно затопал ножками. — Скаей, Каен, скаей памаги маме. Я проехала по главной улице и поставила машину около ювелирного магазина мисте-ра Бэлфа. Не раз я сама искала в этом магазине утешения от бед, а на Карен поход сюда действовал как тонизирующее средство. Мистер Бэлф всегда был рад видеть ее и обяза-тельно рассказывал ей какую-нибудь интересную историю о своем товаре. Рори вел здесь себя просто замечательно. Он обожал мистера Бэлфа, ходил за ним, как ягненок, и, широко раскрыв глаза, слушал его истории. Теодор Бэлф замечательный человек и талантливый автор. Невысокий, коренастый, смуглолицый, с темными волосами и глазами, полными мировой скорби и все же светя-щимися надеждой и сочувствием. У него особая страсть к часам. Он обращается с ними, как врач, нежно и аккуратно. Его умелые прикосновения возвращают голос часам и восстанавливают очень старые, изношенные механизмы, которые он получает со всех концов света. Он возвращает молодость престарелым кукушкам, и в тот день тоже пригласил нас полюбоваться деревянными птичками и послушать их веселые го-лоса. Глаза детей сияли восторгом. Слегка сутулясь, он ходил по мастерской, находившейся позади магазина, а мы — следом за ним. Остановившись около своего рабочего стола, мистер Бэлф позвал нас. Он осторожно взял в руки старинные карманные часы и вынул их из футляра. Я при-слонила Карен к столу, мистер Бэлф на секунду положил часы, поднял Рори и посадил его рядом с Карен. Все трое с интересом склонились над часами. — Они очень старые, — сказал мистер Бэлф, — их нужно заводить ключиком. Карен повернулась ко мне и прошептала: — Сейчас будет история. — Так вот, — продолжал старый мастер, — у этих часов интересная история. Жил-был много лет назад, точнее — в 1791 году, в Англии часовой мастер по имени Хюмель. Однажды к нему в мастерскую пришла богатая леди. Он знал, что она богатая, потому что когда зазвонил дверной колокольчик, он поднял голову и увидел прекрасную каре-ту, запряженную четверкой белых лошадей. Да и сама дама была одета в синий бархат я дорогие меха, в ушах и на шее у нее сверкали бриллианты. Она улыбнулась и ласково заговорила с ним: Я бы хотела, чтобы вы сделали часы для моего сына, который от-правляется в очень далекое путешествие...


 



Популярные материалы Популярные материалы





Облако тегов Облако тегов

 
 
Советую прочитать
 
 
Следите за нами
 
В Контакте Facebook Twitter Livejournal YouTube
 
Случайный анекдот
 
 
Другие проекты сайта
 
 
 
 
 
Создан: 02/28/2001.
Copyright © 2001-aupam. При использовании материалов сайта ссылка обязательна.